Коммунаров отпустили на все четыре стороны

Деревня, где родился Николай Георгиевич Костырев, была на берегу озера, каких немало в Бродокалмакском районе. Рядом березовый лес. Рядом поля, на которых земельных наделов хватало всем. А это предвещало вполне хорошую жизнь. Люди начинали богатеть, возвели церковь, начали строить двухэтажные каменные дома. Казалось, что такому порядку вещей конца не будет. Кто же мог предугадать, что вековой порядок нарушится, а достаток в крестьянском доме станет врагом строителей коммунизма,

Его отец Егор (Георгий) Иванович после революции вступил в РКП(б), в числе первых по призыву партии начал обобществление имущества, вплоть до белья, все свое вложил в коммуну "Степная", которая расположилась в бывшем женском монастыре близ деревни с прекрасными пахотными землями Большая Чесновка. Надеялся на зажиточную судьбу, но через несколько лет приехала комиссия из Москвы, наложила на коммуну арест, а коммунаров отпустила на все четыре стороны чуть ли не в одном белье. Пришлось вернуться к сестре в Попово, строить дом, заводить корову, лошадь.

Еще при коммуне Николаю удалось окончить школу, и его, единственного в селе грамотея, послали в Челябинск учиться на бухгалтера. А когда он вернулся с курсов, такой специалист был уже не нужен, пришлось обращаться в окрколхозсоюз и просить распределение. Послали бухгалтером в Селезянский совхоз (д.Шатрова). Шел 1929 год.

В 1932 году в Бродокалмакском районе организовали МТС, Костырева пригласили поработать бухгалтером-инструктором, поездить по колхозам и научить элементарному порядку в документах. "Народ был честный, воровать боялись, собирали все бумажки, -- вспоминает Николай Георгиевич. -
Придешь в правление и тебе дадут мешок с документами".

Прокомментировать

Рубрика Челябинск

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *