Русские эмигранты в годы Великой Отечественной войны

Нападение фашистской Германии на Советский Союз стало своего рода лакмусовой бумажкой, выявившей отношение эмиграции, разных ее представителей к своей родине в годину грозной для нее опасности. В результате обнаружился целый спектр настроений и действий — от выступлений откровенных коллаборационистов, сотрудничавших с фашистами, до активного участия в движении Сопротивления. Немало было в эмигрантской среде и людей осторожных, выжидающих, куда повернет ход военных событий, как сложится обстановка на фронтах.

По воспоминаниям приехавшего в США еще в 1923 г. скульптора С. Т. Коненкова, уже летом и осенью 1941 г. "прогрессивные организации рабочих- выходцев из России. . . стали объединяться в Общество помощи Советскому Союзу" [1]. На территории США возникло сорок отделений Комитета помощи советской стране. Комитет организовал сбор денежных пожертвований в Фонд Красной Армии и готовил посылки в СССР. «Русские американцы» по разному относились к великому испытанию, выпавших бывшей Родине, и к деятельности Комитета помощи. Очень наглядно это можно было видеть на страницах издававшихся в Нью-Йорке русских газет. "Русский голос" стал главным организатором помощи подвергшейся нападению фашистов Советскому Союзу. Газета помещает на своих страницах военные сводки о том, что происходит на советско-германском фронте второй мировой войны.

1 июля 1941 г. «Русский голос» публикует обращение Национального исполнительного комитета Русско-Американской секции интернационального рабочего ордена (ИРО): «Гитлеровские орды совершили разбойное нападение на нашу Родину. Мало им было пролитой крови других народов, они решили осуществить свой кровавый поход на Восток, против страны рабочих и крестьян – Союза Советских Социалистических Республик. Трудящиеся Америки, всех стран желают Советскому Союзу победы над гитлеровскими полчищами. Англия и США обещали свою поддержку Советскому Союзу. Своими настойчивыми требованиями обеспечим оказание незамедлительной помощи СССР. Мы обращаем свой призыв ко всем американским братским организациям, которые не хотят, чтобы мир был порабощен фашизмом; объединим наши усилия в единодушном требовании — помочь Советскому Союзу быстро и в полной мере» [2].

Подавляющая часть русских иммигрантов первой волны и их потомков, а также немалая доля бывших "белоэмигрантов" безоговорочно осудила Гитлера и фашизм, об этом свидетельствует даже состав организаторов и членов созданного в 1941 г. Комитета помощи России и сорока его отделений. Наряду с десятками людей из "простонародья" первой иммигрантской волны, в них сотрудничали бывший штабротмистр царской Дикой дивизии С. Курнаков и бывший заместитель военного министра Временного правительства генерал В. А. Яхонтов, князья A. M. Путятин

и Кудашев, всемирно известные химик-академик В. Ипатьев и социолог профессор Гарвардского университета Питирим Сорокин, виолончелист Г. Пятигорский и композитор Н. Березовский, издатель В. Левицкий, скульптор А. Портнов, профессора Г. А. Гребенщиков, К. Жданович, педагог Мария Толстая, банкир С. Семенко, художник Д. Бурлюк, журналист П. Григорьев и другие.

Комитеты помощи в разных штатах и городах проводили митинги и собрания, сбор средств на закупку медикаментов и теплых вещей для Красной Армии, организовывали с этой целью концерты и публичные лекции. За время войны русскими американцами в фонд этой помощи были собраны сотни тысяч долларов [3].

Несколько местных комитетов помог создать один из членов основанного группой бывших "белоэмигрантов" клуба "Победа", князь A. M. Путятин. Он же возглавил позже Комитет помощи сиротам защитников Сталинграда. В Чикаго созданный вскоре после нападения Германии на СССР Объединенный русско-американский комитет включал представителей 30 городских организаций. Огромной популярностью пользовались в годы войны публичные лекции генерала В. А. Яхонтова о событиях в мире, борьбе народа и армии СССР, выступления его в университетах, колледжах, клубах, на различных форумах по международным проблемам. Только в 1942 г. им было прочитано 220 лекций. Большой отклик вызывали и выступления В. Д. Казакевича, внука российского адмирала. С. В. Рахманинов дал в Фонд помощи родине большой концерт, весь сбор от которого был передан в консульство СССР. На средства, собранные от продажи облигаций военного займа членами АРОВ, в 1944 г. был построен военный самолет "Дух Ленинграда". За время войны русскими американцами в фонд этой помощи были собраны сотни тысяч долларов [4].

Нападение гитлеровской Германии на Советский Союз усугубило размежевание и в рядах эмигрантского православного клира. Экзарх Московского синода в США митрополит Вениамин, выступив 2 июля 1941 г. с речью на грандиозном митинге в МэдисонСквер-Гарден, назвал помощь Советской России в этой войне долгом православной церкви и призвал верующих к защите России от агрессора. В конце 1941 г. митрополит Вениамин был избран почетным председателем Русско-Американского комитета помощи России и стал одним из инициаторов кампании помощи Красной Армии. В американской прессе его называли "красным митрополитом". Между тем другой православный служитель в США и деятель Русской православной церкви за границей архиепископ Виталий (Максименко), публично объявивший долгом каждого православного русского человека всеми силами бороться против антихристовой советской власти, в том же июле 1941 г. подписался под обращением к президенту Ф. Рузвельту не допустить экономической и военной помощи "советам", поскольку "было бы фатальной ошибкой для Соединенных Штатов выступать в защиту России"[5].

Участие в сборе средств приняли и канадцы русского происхождения. 17 июля 1941 г / в Монреале был создан комитет помощи Родине. Был принят устав, первый параграф которого гласил: «Русский Комитет помощи Родине ставит своей задачей организовать русских канадцев для поддержки военных усилий Канады и помощи советскому народу в их борьбе с гитлеризмом за победу над гитлеровской Германией и за сохранение демократии» [6]. 30 – 31 мая 1942 г. состоялся первый русский съезд, в котором приняли участие не только комитеты помощи Родине, но и комитеты всех русских организации, принимавших участие в этой кампании. Весной 1944 г. 26 национальных организаций объединяются в Канадскую всеславянскую ассоциацию, горячо ратовавшую за скорейшее открытие второго фронта в Европе и тесное боевое сотрудничество с СССР.

Немало наших зарубежных соотечественников сражалось в армиях союзников. Десятым добровольцем, записавшимся в войска «Свободной Франции» в Лондоне 18 июня 1940 г., – в день знаменитого призыва де Голля, был племянник царской фрейлины Н. В. Вырубов, «геройски проделавший впоследствии все кампании войск «Свободной Франции»; он был тяжело ранен, награжден Крестом Освобождения и Военным крестом» [7].

Некоторые эмигрантские деятели поторопились предложить свои услуги оккупантам. Через десять дней после падения Парижа генерал Кусонский открыто выражал свои симпатии немцам [8]. Представители немецко-фашистского командования в свою очередь пытались найти в среде эмигрантов своих союзников, уверяя, что Германии нужны «русские патриоты». Но уже летом 1940 г. русские эмигранты приняли участие в первых подпольных организациях французского Сопротивления.

Борис Вильде и Анатолий Левицкий — сыновья русских эмигрантов, молодые ученые-этнографы «Музея человека» в Париже — стали активными участниками первой организации Сопротивления оккупантам. «Группа музея человека», как называли эту организацию, выпустила нелегальную газету «Резистанс» («Сопротивление»), название которой потом перешло ко всему антифашистскому движению во Франции. По воспоминаниям В. В. Сухомлина газета «Резистанс» (первый номер попал ему в руки в конце декабря 1940 г. ) имела подзаголовок: «Официальный бюллетень Национального комитета общественного спасения». Газета призывала создавать подпольные группы сопротивления, вербовать решительных и верных людей, готовиться к вооруженной борьбе с оккупантами.

Вскоре Б. В. Вильде и А. С. Левицкий вместе с другими членами группы были арестованы. Их долго держали в тюрьме, подвергли жестоким пыткам и расстреляли 23 февраля 1942 г. в форте Мон-Валериан под Парижем. Письмо, которое Вильде написал жене за несколько часов до расстрела, заканчивалось словами: «Я видел некоторых моих товарищей: они бодры. Это меня радует. . . Вечное солнце любви восходит из бездны смерти. . . Я готов, я иду» [9].

О героях французского Сопротивления Вильде и Левицком написаны очерки, воспоминания, сняты фильмы. Их имена выбиты на мраморной доске в «Музее человека» в Париже. Там же помещены тексты приказов генерала де Голля, подписанных в Алжире 3 ноября 1943 г., о посмертном награждении Вильде и Левицкого медалью Сопротивления. В приказах отмечались их научные заслуги, героизм и самопожертвование во имя победы над фашизмом. За мужество и отвагу, проявленные в антифашистской борьбе во Франции в годы Второй мировой войны, Президиум Верховного Совета СССР наградил Вильде Бориса Владимировича и Левицкого Анатолия Сергеевича орденом Отечественной войны I степени (посмертно). Указ был подписан 7 мая 1985 г., в канун 40-летия Победы советского народа в Великой Отечественной войне.

Уже в первые месяцы войны принял участие в антифашистских акциях Г. В. Шибанов — эмигрант, воевавший в Испании в составе интернациональной бригады. Он стал одним из организаторов Союза русских патриотов во Франции. В 1941 г. в оккупированном Париже Шибанов вместе с французскими патриотами распространял антинацистские листовки, участвовал в схватках с полицейскими (10). Активная позиция проявилась в поступке другого эмигранта — молодого князя Оболенского. 22 июня он явился к советскому послу во Франции А. Е. Богомолову в Виши и попросил отправить его в Красную Армию, чтобы защищать свое Отечество.

О своей уверенности, с самого начала, что гитлеровская Германия потерпит поражение писали эмигранты — авторы опубликованных в Советском Союзе воспоминаний. «Мною руководило, – объясняет В. В. Сухомлин, – пожалуй, иррациональное, унаследованное от отца и матери древнее чувство, воспитанное всей русской литературой: Россия непобедима, русский народ непобедим, величайшее российское государство не может исчезнуть…» [11]. Примерно такое же объяснение своего настроения дает П. П. Шостаковский — русский эмигрант, встретивший известие о начале войны в далекой Аргентине. Первые дни после воскресенья 22 июня 1941 г. прошли, как в угаре, писал Шостаковский через много лет. «Читая сенсационные заголовки буржуазных газет, ничего не зная о возможностях Родины защищаться против силы, что до этого момента казалась несокрушимой, беспощадной силой, подавившей всю Европу, мы буквально не находили места» (12).

Так рассуждали в то грозное время многие эмигранты, обращаясь к историческим примерам для обоснования своего мнения, что Россию нельзя победить — это страна, в которой даже победители проигрывают войны. Эта уверенность в победе, пусть сначала интуитивная, эмоциональная, в тех условиях была важным элементом, моральное влияние которого все больше возрастало.

  1. Коненков, С. Т. Мой век / С. Т. Коненков. – М.,1973. – С. 299–300.
  2. Афанасьев, А. П. Полынь в чужих полях / А. П. Афанасьев. – М.,1987. – С. 125.
  3. Яхонтов, В. А. Служу тебе Отечество… / В. А. Яхонтов // Отчизна – 1976, №10. – С. 17.
  4. Нитобург, Э. Л. Русские в США / Э. Л. Нитобург. – М., 2005. – С. 155.
  5. Русская православная церковь за границей. 1918–1968. Иерусалим.-N. Y., 1968. – Т. 1, С. 9
  6. Афанасьев, А. П. Указ. соч. С. 141.
  7. Вестник русских добровольцев, партизан и участников Сопротивления во Франции. – 1947, № 2. – С. 24.
  8. Шкаренков, Л. К. Агония белой эмиграции / Л. К. Шкаренков. – М., 1986. – С. 210.
  9. Любимов, Л. На чужбине / Л. Любимов. – М., 1963. – С. 338.
  10. Голос Родины. – 1964, № 8.
  11. Сухомлин, В. В. Гитлеровцы в Париже / В. В. Сухомлин // Новый мир. – 1965, №11.
  12. Шостаковский, П. П. Путь к правде. / П. П. Шостаковский. – Минск, 1960. – С. 327.

Источник: Южный Урал в годы Великой Отечественной войны: материалы межвузовской научной конференции, посвященной 65-летию Вели­кой победы / сост. В. С. Толстиков; Челябинская государственная академия культуры и искусств. - Челябинск, 2010. - 267 с. ISBN 978-5-94839-247-9

Автор: Тищенко Елена Владимировна – кандидат исторических наук, до-цент Челябинской государственной академии культуры и искусств

Прокомментировать

Рубрика Южный Урал в годы Великой Отечественной войны

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.