Наследники истпарта: о работе комиссий по сбору документов и материалов по истории Великой Отечественной войны на Южном Урале в 1942–1945 гг.

В разное время в нашей стране существовали особые организации, которые занимались проблемами сбора, хранения и использования разнообразных исторических документов. Они внесли свой вклад в развитие отечественной исторической науки, в формирование коллективной исторической памяти.

«Историческая память, – по мнению историка Е. С. Сенявской, – весьма сложный феномен общественного сознания. В ней много пластов, формирующихся разными путями. Механизмы формирования исторической памяти включают как институционализированные формы передачи информации…, так и языковые…» [1].

Ярким примером институционализированной формы передачи информации являются истпарты [2]. Эти органы в свое время сыграли важную роль не только в формировании мощного источникового массива по истории революции и Гражданской войны, но и в формировании определенной историографической традиции, ключевого блока исторической памяти целого поколения советских людей.

Особое место в исторической памяти наших соотечественников всегда отводится военному прошлому. Изучение героических страниц военной истории страны является основной патриотического воспитания самых разных групп населения. Даже в условиях войны данная тема находилась в «поле зрения» партийных и государственных органов. Для ее решения при Академии наук СССР была создана Комиссия по истории Великой Отечественной войны [3].

Аналогичные комиссии вскоре стали создаваться и в регионах. Так Челябинский обком ВКП(б) 18 февраля 1942 г. образовал комиссию для сбора документов и материалов по истории Великой Отечественной войны в составе 11 человек [4]. Возглавляли комиссию секретари Челябинского обкома ВКП(б) по пропаганде и агитации В. А. Масленников, которого после отзыва ЦК ВКП(б) в июле 1942 г. сменил А. А. Шварев [5]. Высокий партийный статус руководителей комиссии, вне сомнения, свидетельствует об особой значимости идеологической составляющей в работе комиссии, в отборе и интерпретации событий, явлений, имен, которые должны были закрепиться в сознании людей на долгие годы.

Информационное письмо за подписью А. А. Шварева, направленное в октябре 1942 г. секретарям партийных органов различных уровней, начальникам политотделов ЮУЖД, МТС и совхозов, предписывало «собирать документы и материалы, показывающие роль и работу трудящихся нашей области в период войны советского народа против фашистских захватчиков» [6].

Собранный материал планировалось издавать в виде сборников, очерков, статей, а также использовать в агитационно-пропагандистской работе. При партийных органах всех уровней должны были создаваться комиссии, а на предприятиях, совхозах и колхозах, МТС работали уполномоченные на общественных началах. Такая схема построения деятельности была закреплена постановлением бюро обкома Челябинского ВКП(б) от 8 октября 1942 г.

Основные направления деятельности комиссий были сформулированы в краткой инструкции. К ним относились: выявление и отбор документов о перестройке жизнедеятельности городов и районов на военный лад; о мобилизации всех ресурсов для обороны страны; о формировании воинских подразделений; об уроженцах или жителях данной местности, отличившихся на фронтах ВОВ, награжденных орденами или медалями, удостоенных звания Героя Советского Союза; о работе промышленных предприятий и сельского хозяйства области и их вкладе в оборону страны; о трудовом героизме населения, развитии социалистического соревнования и трудовых починов; о развитии науки и культуры в период войны; об оказании помощи населения фронту и освобожденным районам и о сборе средств в Фонд обороны страны [7].

На первом заседании областной комиссии 26 сентября 1942 г. созданы 9 секций, определившие основные направления деятельности. Это секции: промышленности; сбора материалов и писем с фронта и на фронт; помощи семьям фронтовиков; Фонда обороны Родины; железнодорожного транспорта; сельского хозяйства; науки; культуры и искусства; печати. Чуть позже были созданы еще 3 секции: истории Уральского добровольческого танкового корпуса; здравоохранения; вузов и школ [8].

Весь собранный местными комиссиями материал должен был поступать в областную комиссию, которая передавала его на хранение в партийный архив обкома.

На областном совещании комиссии в июле 1943 г. была проанализирована работа комиссий всех уровней. Отмечалось, что в целом работа местных комиссий шла успешно. Так, на заводе «Магнезит» в Сатке и в Бакальском рудоуправлении активно собирались документы об оказании помощи фронту, а также раненым бойцам и семьям фронтовиков, переписка с участниками военных сражений. Документы и материалы, собранные в Чебаркуле, наглядно иллюстрировали героику сельских трудовых будней, Чебаркульского металлургического завода (№ 701) и содержали сведения о работе госпиталей, развернувших свою деятельность в районе.

Вместе с тем отмечалось, что в Аргаяше, Бредах, Карабаше, Уфалее, Чесме комиссии не были созданы и необходимую работу не проводили [9].

Председатель областной комиссии А. А. Шварев, выступая перед участниками совещания, также подчеркнул необходимость создания хроник основных событий городов и районов области периода Великой Отечественной войны. К этой работе и должны были приступить местные комиссии и секции областной комиссии.

Целью подготовки хроник было создание идеологически выверенного событийного каркаса советской истории, в котором находили свое отражение основные, с точки зрения партийных идеологов события. Хроника являлась вектором, в рамках которого разрабатывалась история местных партийных организаций военного периода. К числу общих особенностей хроники, составляемой комиссиями, можно отнести: приоритетную демонстрацию героических трудовых и военных событий и замалчивание трудностей повседневной жизни.

Конечно, собранный областной и местными комиссиями материал использовался в агитационно-пропагандистской работе на протяжении всего периода войны. В городах и районах, на промышленных предприятиях проводились выставки собранных документов, оформлялись различные альбомы (фотографий, иллюстраций, рисунков). Имеются свидетельства о предоставлении комиссией документов для подготовки кинохроник.

В послевоенный период с использованием материалов комиссии были изданы книги и брошюры. Так, в 1946 г. вышла книга М. Шагинян «Южный Урал: очерки хозяйства и природы, 1941–1945», в 1947 г. – «Уралзис» В. Гравишкиса и «Сатка, Бакал, Зюраткуль» И. Лукина.

В 1947 г. все собранные комиссией документы и материалы были переданы в партийных архив Челябинского обкома ВКП(б) и сформированы в коллекцию по тематическому принципу.

Пожалуй, самый большой блок документов из этой коллекции рассказывает о формировании Уральского добровольческого танкового корпуса [10]. Это докладные записки, справки, информации о ходе сбора средств для оснащения частей корпуса; Клятва и Рапорт бойцов и офицеров добровольцев-танкистов; Наказ бойцам, командирам и политработникам УДТК от трудящихся Южного Урала; заявления о зачислении добровольцами; личные дела Героев Советского Союза, бойцов и офицеров УДТК, отличившихся в военных операциях.

Собранные комиссией документы повествуют также о работе научных организаций, таких как, Комитет ученых помощи фронту в Магнитогорске и Дом ученых в Челябинске; о кампаниях, проводимых в годы войны (например, о кампании по сбору средств в Фонд обороны страны, кампании по оказанию помощи освобожденным районам; сбору подарков на фронт и т. д. ). Но самым ценным документом, который хранится в коллекции, на наш взгляд, является «Рапорт тов. Сталину от большевиков Челябинской области за 1943 год». Он был выполнен челябинскими художниками. Его переплет был изготовлен из темно-коричневой кожи, а обложка украшена златоустовской гравюрой и уральскими самоцветами. Но самое большое «богатство» «Рапорта» составили визуальные свидетельства военного прошлого нашего региона (уникальные фотографии, многие из которых до настоящего времени представляют огромный научный интерес).

Даже беглый анализ деятельности челябинских комиссий по сбору документов, связанных с историей Великой Отечественной войны, убедительно свидетельствует о тесной, почти «генетической» связи данных организационных структур со структурами истпарта, что позволяет еще раз подтвердить тезис о том, что в советском обществе отмечалось преобладание институциональных механизмов формирования исторической памяти.

Именно специализированные институты, которые работали под плотным контролем партийных органов осуществляли тщательный отбор, селекцию, цензурирование «первичного» исторического материала, задавали «правильные» идеологические и политические акценты в показе и интерпретации наиболее важных событий, явлений, имен, которые затем закреплялись в сознании и памяти людей. Но, вместе с тем, хочется подчеркнуть и важность того источникового массива, который был создан усилиями этих комиссий и активно используется исследователями на протяжении более 60 лет. Тем более что созданные в то время героические символы региональной истории, являлись (да и будут являться, по-нашему мнению) моральной и психологической опорой общества в годы тяжелых социальных потрясений. Они помогают в воспитании патриотических традиций у подрастающего поколения и самое главное – в сохранении национального достоинства, веры в свои силы и исторического оптимизма.

  1. Сенявская, Е. С. «Образ войны» в массовом сознании и исторической памяти: вопросы теории и методологии // Опыт мировых войн в истории России: сб. ст. – Челябинск, 2007. – С. 326.
  2. Полное название: Комиссия по истории Октябрьской революции и Коммунистической партии.
  3. ГУ ОГАЧО. Ф. П-288-к. Оп. 1. Д. 3. Л. 1; Д. 1. Л. 4.
  4. Там же. Ф. П-288. Оп. 6. Д. 27. Л. 7 об.
  5. Масленников, Василий Алексеевич (1903, Вятская губ. ) – партийный деятель. После окончания в 1931 г. Коммунистического университета имени И. В. Сталина в Ленинграде преподавал политэкономию в Уральском коммунистическом университете имени В. И. Ленина в Свердловске. В 1933–1940 гг. – зав. кульпросветотделом, отделом народного образования Саткинского района Челябинской обл. В 1936–1941 гг. – инструктор, зам. зав. отделом пропаганды и агитации Челябинского обкома ВКП(б), зав. отделом пропаганды и агитации Магнитогорского горкома ВКП(б). В 1941–1942 гг. – секретарь Челябинского обкома ВКП(б) по пропаганде и агитации (ГУ ОГАЧО. Ф. П-288. Оп. 69. Д. 1266).
  6. Шварев, Алексей Александрович (1909, Санкт-Петербург), партийный деятель. В 1942 г. направлен ЦК ВКП(б) в распоряжение Челябинского обкома ВКП(б). До этого, в 1938–1940 гг.- первый секретарь Октябрьского (Ленинград) райкома ВКП(б), в 1940– 1941 гг. – инструктор при уполномоченном ЦК ВКП(б) по Эстонской ССР, в 1941– 1941 гг. – секретарь Архангельского обкома ВКП(б) по пропаганде и агитации. В 1942–1946 гг. – на аналогичной работе в Челябинском обкоме ВКП(б). В 1946 г. отозван в распоряжение ЦК ВКП(б) (ГУ ОГАЧО. Ф. П-288. Оп. 71. Д. 308).
  7. ГУ ОГАЧО. Ф. П-288-к. Оп. 1. Д. 4. Л. 1.
  8. Там же. Д. 1. Л. 7, 7 об.
  9. Там же. Л. 46; Ф. П-288. Оп. 7. Д. 32. Л. 3 об., 4.
  10. Там же. Ф. П-288-к. Оп. 1. Д. 2. Л. 36–38.
  11. Далее используется сокращение – УДТК.

Источник: Южный Урал в годы Великой Отечественной войны: материалы межвузовской научной конференции, посвященной 65-летию Вели­кой победы / сост. В. С. Толстиков; Челябинская государственная академия культуры и искусств. - Челябинск, 2010. - 267 с. ISBN 978-5-94839-247-9

Автор: Калинкина Елена Анатольевна – кандидат исторических наук, консультант управления информационной политики Законодательного собрания Челябинской области

Прокомментировать

Рубрика Южный Урал в годы Великой Отечественной войны

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.