К вопросу о повседневной жизни молодежи Южного Урала в годы войны (1941–1945)

В музее истории Южно-Уральской железной дороги хранится немало материалов о труде, быте и жизни молодежи в период Великой Отечественной войны.

Знакомясь с воспоминаниями ветеранов, документами военной поры, приходишь к выводу о том, что дети и подростки Южного Урала стойко переносили все трудности и лишения того сурового времени, стремясь помочь в силу своих возможностей собственным родителям, близким, стране в целом.

Многое в этом отношении зависело и от тех условий, которые могли создать им взрослые, от проявления к ним заботы и внимания со стороны руководства предприятий и организаций.

Так, по воспоминаниям Азы Александровны Носовой их первая железнодорожная школа, считавшаяся лучшей в городе Челябинске, славилась очень сильным педагогическим составом. Во время войны со стороны руководства Южно-Уральской железной дороги постоянно поступала помощь, учащиеся школы обеспечивались зимней обувью, учителя получали надбавки к основной заработной плате. Особой нужды коллектив не испытывал, пособия, литература были в достатке, учебный процесс шел на достаточно высоком уровне.

Совсем другая картина была в железнодорожной школе №6, что находилась на улице Никитина в Ленинском районе (там училась Нина Владимировна Волченкова, дочь Героя Советского Союза В. Ф. Саблина). Здесь школьники сидели за партами в верхней одежде – здание практически не отапливалось, во время урока детям позволялось даже топать ногами, а на переменах девочки играли в чехарду – только так можно было согреться. Учебников на класс было всего три, поэтому собирались группами и учили материал по очереди.

Школа располагалась почти напротив железнодорожного узла, проходившие воинские эшелоны находились совсем близко и подростки подбегали к солдатам, иногда удавалось выпросить плитку жмыха, которая была вместо лакомства. Основная пища многих детей в годы войны – это овощи со своего огорода. Несколько «соток» земли возле каждого домика, были объектами повышенного «внимания» со стороны лихого люда – во всяком случае, подросткам приходилось частенько стеречь будущий урожай.

Но бывали все же свободные от дежурства время и тогда все шли в кинотеатр имени Пушкина или в «Пролетарий» (там теперь располагается областная филармония).

Немудреные обязанности были у школьников станции Шагол – практически все свободное время они проводили в очередях. Нехватка воды была постоянной, поэтому подростки, сев на перевернутые ведра, часами ожидало живительную влагу, расположившись возле колонки. «Приходилось стоять в очередях за хлебом – он был тяжелым, не очень вкусным, но и его не хватало», – делится своими воспоминаниями Нина Яковлевна Шуклина, сотрудник музея Совета ветеранов Советского района.

Растущим организмам пища была нужна всегда, поэтому собирали сережки с берез, выкапывали и ели корни цветов – саранок. Когда школьники с Шагола получили на Новый год в холщовых мешочках сахарный песок – это был настоящий праздник.

Чуть разнообразнее, как рассказала Вера Ивановна Холкина, бывшая работница Шадринской дистанции пути, была жизнь подростков на станции Твердыш нынешней Курганской области, в военное время население всех возрастов выручал лес, большинство витаминов добывалось именно там. Рядом в леспромхозе, где трудились в основном женщины; не было ни одного мужчины, за исключением старенького истопника. Военное дело в школе преподавала женщина, девчонки и мальчишки под ее руководством изучали устройство винтовки.

Несмотря на нелегкое военное время, школьники станции встречали Новый 1942 год с новогодней елкой и маскарадом. Наряды, как и игрушки на елке были изготовлены самими детьми – в ход пошли старые газеты и картонные коробочки.

Гораздо сложнее с учебой и досугом было у учащихся дорожной технической школы, образованной в Челябинске в июле 1942 г.. Школа поначалу занимала двухэтажное бревенчатое и не отапливаемое здание по улице Елькина. Учебные классы имели очень малую площадь, в каждом из них находилось по четыре стола из нестроганных сосновых досок, прибитых к необработанным березовым чуркам с корой. Скамейками служили доски на четырех чурбанах. Зимой учащиеся занимались в верхней одежде, учебников и наглядных пособий не было вовсе. Под запись диктовался учебный материал, писали в старых ненужных книжках, вместо карандаша – кусок графита от щетки токосьемника.

Вскоре первый этаж учебного заведения отдали дорожному Дому техники, что привело к уменьшению учебных классов (осталось четыре вместо восьми), койко-места в общежитии уменьшились с 250 до 150. По части быта так же возникло много неурядиц (из-за отсутствия водопровода, туалетов, коек и матрасов в общежитиях). Педагогам и учащимся дорожной школы приходилось нередко с вечера занимать очередь у продовольственного магазина. Тут же шла подготовка к урокам (при свете лампы, висящей у двери торговой точки), а ночью надо было выходить на перекличку – не пришедших вычеркивали из очереди.

Значительная часть уральской молодежи вынуждена была оставить учебу и пойти на производство. Так, например, Ершова Вера Даниловна пошла работать с 13 лет (она приписала себе год, обычно брали с 14-ти лет). В первый раз придя в цех, она испугалась шума работающих вентиляторов и решила, что больше сюда не вернется. Однако утром ее разбудила мать, и она пошла, решив для себя, что поработает как-нибудь лишь до обеда. Но к середине дня проходная оказалась закрытой (предприятие было режимным). Тогда она решила не ходить на следующий день, но утром ее снова разбудили.

Работать в стеклодувном цехе приходилось в очень тяжелых условиях, в огромных кирзовых сапогах, без перчаток и защитных очков. Вера Даниловна вручную вытягивала ампулы и очень часто горячее жидкое стекло попадало прямо за голенище сапог. Ожогов у девчонок было много.

Вскоре юную работницу премировали – выдали ей тряпочные босоножки на деревянной подошве, после того как она один раз спрыгнула с подоконника – подошвы разлетелись на три части – сколько было слез! «Производство было вредное и с пайком работницам цеха выдавали на месяц 0,5 кг сахара, 0,5 кг мяса, 600 г хлеба, 1 / 2 бутылки подсолнечного масла, а также 400 г рыбы или красной икры. После войны, ни разу, – говорит Вера Даниловна, – столько икры не ела. А те самые кирзовые сапоги до сих пор храню на память о военной юности».

  1. Сафонов, А. Школа счастливых людей. // Газета «Призыв», 06 мая 2002 г.
  2. Там же.
  3. Фонды музея Дорожной технической школы.
  4. Там же.
  5. Шестернина, Н. Г. Каменск 1917–1950-е годы. Книга памяти. Часть 2. – С. 58.

Источник: Южный Урал в годы Великой Отечественной войны: материалы межвузовской научной конференции, посвященной 65-летию Вели­кой победы / сост. В. С. Толстиков; Челябинская государственная академия культуры и искусств. - Челябинск, 2010. - 267 с. ISBN 978-5-94839-247-9

Автор: Степанова Людмила Петровна – методист музея истории ЮУЖД

Прокомментировать

Рубрика Южный Урал в годы Великой Отечественной войны

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.