Харьковский радиозавод № 193 в уральском городе Касли в 1941–1945 гг.

Как известно, сразу же после начала Великой Отечественной войны началась эвакуация промышленных предприятий из западных регионов страны на Восток. В первую очередь перебазировали предприятия, выпускавшие военную продукцию. В соответствии с постановлением Государственного Комитета Обороны № 681 от 16 сентября 1941 г. было принято решение разместить оборудование и производственный персонал Харьковского радиозавода № 193 Наркомэлектропрома, выпускавшего радиоприемники и пеленгаторы, в городе Касли Челябинской области на площадях школы механизации и промартели имени Куйбышева [1]. В начале октября два эшелона, перевозившие оборудование, а также рабочих и служащих с семьями, прибыли на Южный Урал на железнодорожную станцию Маук, ближайшую к Каслям.

В соответствии с первоначальным планом эвакуированному на Урал радиозаводу подлежало уже 23 ноября 1941 г. приступить к выпуску продукции. Однако предприятие лишь частично начало работать только в середине января 1942 г., а полностью его деятельность была возобновлена в марте 1942 г. [2]. Имелись целый ряд объективных причин, не позволивших выполнить ранее намеченные планы. Одной из них являлся острый дефицит электроэнергии, который г. Касли испытывали еще до войны. Так, линию электропередачи Челябинск – Кыштым необходимо было в экстренном порядке протянуть до Каслей. Работы на этой линии продолжались весь январь 1942 г. и только в феврале этого г. радиозавод получил стабильное снабжение электроэнергией.

Остро ощущалась нехватка рабочей силы, особенно рабочих-строителей, монтажников. Только для строительства цеха № 2 нужны были 15 каменщиков и 20 плотников. Строители постоянно испытывали недостаток в лесе, песке, глине, а также в инструментах. Пусконаладочные работы дирекцией контролировались слабо, поэтому большинство из них проводили на очень низком уровне. К тому же отсутствовал контроль за дисциплиной труда среди строителей. Для ее улучшения парторганизация приняла решение развернуть агитмассовую работу. В каждой бригаде парторг ЦК ВКП(б) М. С. Сапрыкин предписал иметь агитатора, который должен стать «партийным глазом».

Пуск завода задерживался также из-за медленных темпов разгрузки оборудования на станции Маук, вызванных низким уровнем организации и механизации погрузочно-разгрузочных работ. Все это стало причиной ряда несчастных случаев при разгрузке тяжелых станков и повреждения значительного количества технического оборудования, большую часть которого не возможно было восстановить. В Каслях для развертывания завода

№ 193 смогли выделить в четыре раза меньше производственных площадей, чем завод имел в Харькове, в том числе складских помещений – на 40 % меньше [3]. Вследствие этого было потеряно примерно 20 % оборудования, которое просто ржавело недалеко от железнодорожных путей. Начальник цеха № 5 Неведров сетовал по этому поводу: «Мы гробим оборудование только из-за плохой разгрузки и погрузки его».

Продукция завода № 193 имела большое значение для фронта, она была востребована в армии и на флоте, особенно необходима была партизанам и подпольщикам. Партизанские отряды снабжались передатчиками и радиоприемниками, как правило, сделанными на Каслинском заводе. Сам Сталин использовал аппаратуру, изготовленную на заводе № 193, следя за ходом партизанского движения. Поэтому не удивительно, что завод находился под пристальным вниманием со стороны ГКО.
Сотрудники завода, которые приехали в Касли, имели бронь. Несмотря на это, часть из них ушла добровольцами на фронт. Эвакуированное предприятие было обеспечено кадрами лишь на 20 %, вследствие чего возникла проблема нехватки рабочих кадров, которую решали путем привлечения на работу местной молодежи и женщин.

Благодаря принятым мерам, к 1943 г. завод укомплектовали рабочими и служащими на 102 %. Из них 44,7 % составляли мужчины, остальные – женщины. По возрастному составу только 19 % были старше 18 лет. 323 человека, около 80 % принятых в Каслях сотрудников, при тарификации имели первоначально довольно низкие 2–3 разряды. Некоторые цеха и отделы укомплектовывались только за счет новых кадров, подготовленных старыми рабочими. Из-за того, что закон запрещал оставлять молодежь на сверхурочные работы, руководство предприятия вынуждено было переводить высококвалифицированных работников на казарменное положение [4].

На заводе работали учебные мастерские и проводились единые дни техучебы. В течение 1942–1944 гг. на заводе обучили 770 человек, средний разряд рабочих за это время повысился со 2 до 3 разряда. Но эта не помогало решать в полном объеме проблему роста квалификации рабочих из-за высокой текучести кадров. Так, например, в 1942–1944 гг. на завод приняли 1664 человека, а уволили по разным причинам 1051, в том числе 207 из-за ухода добровольцами на фронт [5].

Перед руководством завода постоянно стояла проблема поступления из цехов большого количества бракованной продукции. Решить вопрос низкого качества материалов в условиях военного времени при серьезных затруднениях с их поставками было крайне сложно, поэтому основное внимание дирекция завода уделяла устранению производственного брака.

Высоким оставался брак по вине конструкторов и технологов. В цехе № 2 брак составлял 18 %, из них 91 % по вине конструкторов. За их работой установили жесточайший контроль. Главными причинами брака являлись невнимательность, низкая квалификация рабочих и нарушение технологии производства. Цех № 5 5 февраля 1943 г. выпустил 50 деталей, из которых ОТК признало 16 браком.

Если ранее в Харькове на заводе применяли современные методы изготовления деталей с преобладанием штамповки и прессования, то в течение войны эти прогрессивные виды техпроцессов трудно было внедрить из-за отсутствия необходимого оборудования, а имеющаяся технология страдала рядом существенных недостатков: неэкономичные методы обработки деталей, описки и ошибки в картах техпроцесса, отсутствие учета производственной базы и возможностей завода в процессе выпуска продукции и т. д. Усилия конструкторов направлялись на совершенствование изделий: максимально упрощали конструкции с производственной и эксплуатационной точек зрения без ущерба для технических показателей, унифицировались детали разных объектов для удобства ремонта.

Работа завода происходила в сложных социальных условиях. Бытовые условия жизни работников по сравнению с другими заводами были достаточно неплохие: все обеспечены одеждой и обувью, могли пользоваться пошивочной мастерской для ремонта одежды и обуви.

Однако существовали сложности с питанием. Часто продукты не доставляли из Челябинска только из-за нехватки транспорта. Зимой 1943 г. возникла угроза голода – на складе закончилось зерно, а отправить за ним в Челябинск транспорт не было возможности, так как дороги замело снегом.

С большим трудом по железной дороге четыре тонны зерна доставили на станцию Маук, а от нее уже группы по 100–150 человек на санках вывозили его в заводские зернохранилища.

Для решения проблем снабжения рабочих и служащих завода продуктами питания организовали подсобное хозяйство, которое частично обеспечивало потребности заводских столовых в мясе и овощах: картофеле, капусте, моркови и свекле. Помимо этого каждый работник самостоятельно выращивал овощи на своем огороде.

Несмотря на многочисленные трудности при проведении восстановительных работ: отсутствие электроэнергии, нехватка рабочей силы и стройматериалов, коллектив завода № 193 сумел наладить производство важнейшей оборонной продукции, которая получила признание ГКО и участников партизанского движения.

За успешное выполнение заказов для фронта, освоение и серийный выпуск новых образцов военной радиотехники большая группа тружеников завода была награждена орденами и медалями.

  1. ОГАЧО, Ф. 288, ОП. 42, Д. 18. Л. 50, 217
  2. Там же, Ф. 1235, ОП. 1, Д. 1, Л. 2, 14; Там же, Д. 2, Л. 1–8; Там же. Д. 3, Л. 1–6.
  3. Там же, Л. 15, 22.
  4. Там же, Л. 3.
  5. Там же, Д. 5, Л. 2.
  6. Там же, Д. 7, Л. 59–61.

Источник: Южный Урал в годы Великой Отечественной войны: материалы межвузовской научной конференции, посвященной 65-летию Вели­кой победы / сост. В. С. Толстиков; Челябинская государственная академия культуры и искусств. - Челябинск, 2010. - 267 с. ISBN 978-5-94839-247-9

Автор: Зарецкая Н. А. – археограф Объединенного государственного архива Челябинской области

Прокомментировать

Рубрика Южный Урал в годы Великой Отечественной войны

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.