Трудовые ресурсы в условиях мобилизационной экономики периода Великой Отечественной войны

Тяжелое положение, сложившееся на фронте летом-осенью 1941 г. заставило руководителей страны пересмотреть роль Урала в системе военного хозяйства СССР. В кратчайший срок регион был превращен в самый мощный в стране центр оборонного производства. По данным советских историков, из 1523 заводов, эвакуированных на Восток из европейской части СССР в июле-ноябре 1941 г., на Урал прибыло 600. В 1942 г. сюда было эвакуировано еще 130. Одновременно велось и строительство новых предприятий оборонного характера. Вместе с заводами в регион было перемещено значительное количество рабочих, служащих, интеллигенции и членов их семей. За годы войны Урал принял 40,3 % от общего количества людей, эвакуированных на территорию РСФСР. Доля трудоспособных среди эвакуированных на июль 1943 г. составляла 53,9 % [1]. Все они работали в качестве мобилизованных на производстве, строительстве, в сельском хозяйстве и в учреждениях. Эвакуированные трудились в тех же условиях, что и местное население. Вместе с тем, в архивах и опубликованных в последнее время сборниках документов содержится большое количество материалов о гражданских лицах, объединенных в рабочие колонны (отряды) со строгой централизованной структурой управления, работавших и проживавших на Урале в условиях особого режима. Они именовали себя «трудармейцами».

Поступление и размещение мобилизованных в рабочие колонны на Урале началось осенью 1941 г. В Свердловской области были сформированы рабочие колонны № 390, 1527, 1528, 1529, личный состав которых использовался на предприятиях г. Нижнего Тагила, стройколонна № 1049 на заводе «Уралхиммаш», строительный батальон № 687 на Уральском алюминиевом заводе им. Микояна в пос. Палица. В Челябинской области были размещены строительные рабочие колонны № 765 (пос. Чебаркуль),
№№ 776 и 793 (г. Златоуст), № 779 (г. Челябинск). Они были сформированы из советских немцев и спецпоселенцев [2].

Появление в первые месяцы войны на Урале трудовых подразделений в форме рабочих колонн являлось следствием государственной политики мобилизации отдельных категорий населения на трудовой фронт. Первые шаги по ее осуществлению были предприняты уже в конце августа – сентябре 1941 г., когда в трудовые формирования были направлены мобилизованные гражданские и отозванные из РККА лица немецкой национальности.

В целом в уральским регионе численность мобилизованных немцев содержащихся в лагерях и на стройках НКВД в 1944 г. составляла 61 318 человек, в том числе: Свердловская область – 26 711 человек, Молотовская – 12 098 человек, Челябинская – 22 509 человек. В «зонах» при промышленных предприятиях и строительстве их численность составила 50 645 человек, в том числе: Свердловская область – 11 042 человека, Молотовская – 14 755 человек, Челябинская – 13 932 человека, Чкаловская – 4 743 человека, Башкирская АССР – 5 543 человека, Удмуртская АССР– 630 человек [3].

Другим источником формирования рабочих колонн стали мобилизованные из Средне-Азиатского военного округа (САВО). Осенью 1942 г. советское государство приступает к массовому привлечению на трудовой фронт населения Средней Азии и Казахстана. На Урале значительную часть мобилизованных из САВО весной 1943 г. составили прибывшие из Узбекистана. На 15 апреля 1943 г. из 67 000 человек, размещенных в регионе, 48,6 % были представителями Узбекской ССР: в Свердловской области их насчитывалось 15 131 чел., Челябинской – 7427, Молотовской – 2 212, Чкаловской – 2 523, Башкирской АССР – 2 357 и Удмуртской АССР – 2 970. Кроме узбеков здесь были размещены и работали представители других национальностей – таджики, туркмены, киргизы и казахи. Их суммарная численность составляла более 30 000 человек. Доля мобилизованных из САВО на Урале от их общей численности весной 1943 г. составляла 41,5 %. Летом 1943 г. их численность в регионе достигла более 73 000 чел., из которых в Чкаловской области работало около 8 000 чел., в Молотовской – 12 692 чел., в Свердловской – около 27 000 чел., в Челябинской – около 20 000 чел., в Башкирской АССР – более 2 500 чел., в Удмуртской – около 3 000 чел. С осени 1943 г. число трудмобилизованных из Средней Азии и Казахстана в регионе начинает уменьшаться и к середине 1944 г. составило около 22 000 человек [4].

Пополнение рабочих колонн в уральском регионе частично решалось и за счет другого источника – более трудоспособного и к тому же ограниченного в правах. Им являлись спецпоселенцы, которые были представлены на Урале бывшими кулаками и членами их семей, «польскими осадниками и беженцами», спецпереселенцами из Прибалтики и представителями депортированных народов СССР.

Мобилизация спецпоселенцев в рабочие колонны, в отличие от других категорий трудармейцев, не носила массового характера и проводилась в зависимости от потребности предприятий и строительства в рабочей силе. Отсутствие единого плана мобилизации не позволяет проследить динамику их численности в масштабах всего уральского региона. Но, как свидетельствуют архивные документы, временем усиленной мобилизации спецпоселенцев в рабочие колонны был 1943 г., что было связано с необходимостью быстрейшего окончания строительства оборонных объектов, развитием добывающей промышленности, ограниченностью трудовых ресурсов. Весной 1943 г. была проведена масштабная мобилизация спецпоселенцев на строительные площадки НКВД – «Тагилстрой» и «Усольлаг»: на «Тагилстрой» было направлено 1 900 человек, в том числе из Киргизской ССР – 300, Узбекской – 500, Таджикской – 600, Новосибирской области – 500; на строительства Усольлага НКВД – 2 950 человек, в том числе из Новосибирской области – 900, Красноярского края – 800, Свердловской области – 750, Молотовской области – 500 человек. В августе 1943 г. 1 150 человек было направлено в рабочие колонны предприятий и строительств угольной промышленности Башкирской АССР, Свердловской и Челябинской областей. Осенью 1944 г. в составе рабочих колонн насчитывалось 5 170 спецпоселенцев [5].

Рабочие колонны трудармейцев были задействованы на значительной части промышленных и строительных объектах региона. Место работы зависело от того, из каких категорий мобилизованных трудовые формирования были сформированы.

Мобилизованные немцы были задействованы на объектах Главпромстроя и Управления лагерей лесной промышленности ГУЛАГа НКВД. В 1942–1944 гг. их численность на объектах Главпромстроя в уральском регионе колебалась от 20 974 до 53 656 человек. Они работали на строительстве Челябинского и Новотагильского металлургического заводов, Богословского алюминиевого завода, Соликамского ЦБК и Тавдинского гидростроительства. В это же время на лесозаготовках Урала использовался труд от 21 426 до 28 133 мобилизованных немцев, которые были сконцентрированы в «Востураллаге», «Ивдельлаге», «Севураллаге» и «Усольлаге».

Часть мобилизованных немцев передавалась для работы в други наркоматы. В январе 1944 г. они работали на предприятиях 23 наркоматов. На Урале их труд использовался на предприятиях и строительствах Наркомугля, Наркомнефти, Наркомчермета и наркоматов боеприпасов, вооружения, химической промышленности и электропромышленности. Большая часть немцев-трудармейцев была задействована в угольной и нефтяной промышленности. В угольной отрасли мобилизованные немцы работали на комбинатах «Челябуголь», «Молотовуголь», «Свердловскуголь» и «Чкаловуголь», насчитывавших более 20 объектов. В нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей промышленности они были задействованы на предприятиях Башкирского нефтекомбината (9 объектов), Молотовского нефтекомбината (10 объектов), Куйбышевского нефтекомбината (2 объекта), на машиностроительных заводах Наркомнефти в Свердловской, Молотовской областях, Удмуртской и Башкирской АССР (7 объектов), а также на строительстве Верещагинского, Ишимбаевского газолинового и Орского заводов Наркомнефти.

С мобилизованными в рабочие колонны спецпоселенцами ситуация в регионе складывалась иная. В Свердловской области, например, большее их количество было сконцентрировано на объектах НКВД, Наркомугля, Наркомлеса, Наркомцветмета и Наркомчермета. В 1944 г. на предприятиях и стройках черной и цветной металлургии, оборонной промышленности, лесозаготовках и рудниках насчитывалось 72 % от общего числа данной категории трудармейцев, занятых в народно-хозяйственном комплексе Среднего и Южного Урала.

Спецпоселенцы направлялись на объекты уральского региона не только по мобилизации, но и в административном порядке. На 15 октября 1942 г. численность спецпоселенцев, занятых на объектах 30 наркоматов в Молотовской, Свердловской и Чкаловской областях, составила 22 583 человек. Спецпоселенцы, направленные в административном порядке на работу в промышленность так же, как и трудармейцы рабочих колонн, большей частью были сконцентрированы на предприятиях и стройках черной

и цветной металлургии, оборонной и лесной промышленности. Удельный вес трудармейцев в этих отраслях составлял 50 % от их общей численности.

Среди этой категории спецпоселенцев выделялись «трудпоселенцы». Осенью 1944 г., например, в Свердловской области доля раскулаченных, занятых на работах, составляла 50,7 % от их общей численности. Из 342 трудоспособных спецпереселенцев – калмыков работало 50,1 %; работающих спецпереселнцев из Крыма насчитывалось 2 332 человек или 49,7 % от их общей численности [6].

Большая часть рабочей силы из республик Средней Азии и Казахстана в 1942–1944 гг. была в основном задействована в регионе на строительстве, предприятиях добывающей и перерабатывающей промышленности, черной и цветной металлургии, машиностроения и металлообработки. Удельный вес от общего числа мобилизованных из САВО в этих отраслях составлял 73 % [7].

Мобилизованные в рабочие колонны в годы Великой Отечественной войны были той силой, которая компенсировала нехватку трудовых ресурсов в регионе и внесла значительный вклад в дело Победы.

1. Урал: век двадцатый. Люди. События. Жизнь. Очерки истории. Екатеринбург, 2000. С. 131; Зорина Р. Ф. Решение партией проблемы размещения на Урале эвакуированных предприятий и населения в годы Великой Отечественной войны (июнь 1941 – 1942 гг. ): автореф. дис… канд. ист. наук. – Челябинск, 1985. – С. 5; Потемкина, М. Н. Эвакуация в годы Великой Отечественной войны на Урал: Люди и судьбы / М. Н. Потемкина. – Магнитогорск, 2002. – С. 260.

2. ОГАЧО. Ф. 915. Оп. 1. Д. 50. Л. 14- 14 об; Неизвестная война. 1941–1945 гг:

сборник документов. – Челябинск, 2000. – С. 36 – 37; Кириллов, В. М. История репрессий в Нижнетагильском регионе Урала 1920 – нач. 50-х гг. / В. М. Кириллов. – Ч. I. – Нижний Тагил. – С. 12–13.

3. Подсчитано по данным: ГАРФ. Ф. 9414. Оп. 1с. Д. 1172. Л. 2–16об; Д. 1207. Л. 1; Д. 1215. Л. 3–26об; Ф. 9479. Оп. 1с. Д. 110. Л. 187–191; Д. 111. Л. 57, 92, 150– 152, 175, 239.

4. РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 2. Д. 138. Л. 70–74; ЦГАООРБ. Ф. 122. Оп. 22. Д. 29. Л. 404; ЦДНИОО. Ф. 371. Оп. 7. Д. 153. Л. 1; ЦДООСО. Ф. 4. Оп. 38. Д. 172. Л. 9; Антуфьев, А. А. Уральская промышленность накануне и в годы Великой Отечественной войны / А. А. Антуфьев. – Екатеринбург, 1992. – С. 266; Оразов, К. Рабочий класс Казахстана в годы Великой Отечественной войны / К. Оразов. – Алма-Ата, 1975. – С. 45; Хусенов, К. Патриотический труд рабочих-узбеков на предприятиях и стройках Урала и Сибири в годы Великой Отечественной войны / К. Хусенов // материалы XXIII науч. конф. профес.-преподават. сост. Самарканд. гос. ун-т им. А. Навои. – История. Самарканд, 1966. – С. 23; Урал – фронту. – М., 1985. – С. 162.

5. ГАРФ. Ф. 9479. Оп. 1с. Д. 110. Л. 36; Д. 128. Л. 14–14об, 22–22об, 23–23об.

6. Подсчитано по данным: ГАРФ. Ф. 9414. Оп. 1с. Д. 1157. Л. 126; Д. 1172. Л. 2–15; Д. 1181. Л. 5–18; Д. 1207. Л. 1; Д. 1215. Л. 29–35; Ф. 9479. Оп. 1с. Д. 105. Л. 60; Д. 110. Л. 51, 125; Д. 112. Л. 63–67.

7. Подсчитано по данным: РГАЭ. Ф. 8590. Оп. 2. Д. 219. Л. 69; Д. 431. Л. 107; Д. 438. Л. 154, 178; Д. 460. Л. 17; Д. 653. Л. 191; Д. 779. Л. 30, 44–50, 143, 155; ОГАЧО. Ф. 234. Оп. 17. Д. 52. Л. 4; Д. 58. Л. 5; Ф. 915. Оп. 1. Д. 50. Л. 14–14об; Ф. Р-1620. Оп. 1с. Д. 26. Л. 21; ЦДООСО. Ф. 88. Оп. 2. Д. 814. Л. 78; Ф. 161. Оп. 6. Д. 1661. Л. 49–51; Д. 1700. Л. 75; Д. 1770. Л. 62; Ф. 191. Оп. 2. Д. 495. Л. 9; ГАСО. Ф. 1813. Оп. 1. Д. 48. Л. 67; Д. 225. Л. 23; Ф. 1985. Оп. 1. Д. 92. Л. 1; Ф. 2028. Оп. 1. Д. 532. Л. 56; Ф. 2061. Оп. 1. Д. 88. Л. 87; Д. 94. Л. 2–12; Д. 436. Л. 25; Ф. 2345. Оп. 1. Д. 20. Л. 31.

Источник: Южный Урал в годы Великой Отечественной войны: материалы межвузовской научной конференции, посвященной 65-летию Вели­кой победы / сост. В. С. Толстиков; Челябинская государственная академия культуры и искусств. - Челябинск, 2010. - 267 с. ISBN 978-5-94839-247-9

Автор: Гончаров Георгий Александрович – доктор исторических наук, про-фессор Челябинского государственного университета

Прокомментировать

Рубрика Южный Урал в годы Великой Отечественной войны

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.