У нас нет прошлых заслуг, есть только новые задачи

В 2018 г. исполняется 50 лет с момента создания Челябинского госу­дарственного института культуры. Собственно полвека для организации -это, наверное, детский возраст (достаточно вспомнить 100-летний юбилей нашего питерского «тезки»). История вуза - это, в первую очередь, истории людей, для которых странная аббревиация «ЧГИК» наполнена особым, за­частую глубоко личностным, смыслом. Для кого-то институт стал ступенью профессионального становления (в идеале), для кого-то был временным убе­жищем при переходе во взрослую жизнь. Несомненно, для большинства выпускников alma mater - пространство, в котором осуществлялись пер­вые интеллектуальные, творческие, личные достижения.

Для меня институт стал не только этапом профессионального обуче­ния, но прежде всего значимой частью жизни, местом и социального, и личностного становления и реализации.

После окончания средней школы в 1988 г. я подал документы на ис­торический факультет Челябинского университета. Но мотивация к учебе, видимо, иссякла еще в школе. Не поступив в университет, я отправился компенсировать свою недоученность трудовым опытом: сначала столяром на мебельной фабрике, затем дворником в ресторане «Охотничий» (были когда-то и такие предприятия на карте родного города). При всей относи­тельности полученного трудового опыта он оказался чрезвычайно полез­ным с точки зрения реанимации желания учиться.

В 1989 г. я поступил на библиотечный факультет института культу­ры. В определенной степени выбор вуза для уже опытного абитуриента был случайным.

Имея возможность увидеть другие вузы Челябинска (в педагогиче­ском и политехническом мы занимались в научном обществе учащихся, в университете - на подготовительных курсах), я ориентировался уже не столько на внешний антураж (всё было в то время примерно одинаково), сколько на содержание образования. Еще в школе в рамках профориентаци-онного тестирования я регулярно демонстрировал предрасположенность к системам «человек-человек» и «человек-книга». Задумываться же о более далекой перспективе - выборе профессионального пути - в то славное время общественной, политической, экономической турбулентности, особенно с учетом собственной социальной инфантильности как-то не получалось.

Уникальность библиотечного образования диктовалась сочетанием широчайшей гуманитарной составляющей (изучение истории и литерату­ры содержательно и организационно соответствовало университетским курсам) и специальной профессиональной подготовки (общих и отрасле­вых библиографоведческих дисциплин, библиотековедческих курсов). Оценивая сегодня свой студенческий опыт, я понимаю, что мне повезло стать студентом в тот период, когда педагогический коллектив и вуза, и факультета достиг определенной «зрелости», сочетания авторитета, при­знания и уверенности старшего поколения, с одной стороны, и задора, по­иска новых идей и смыслов молодыми преподавателями - с другой.

Стоит заметить, что поток у нас был довольно внушительный: на первый курс библиотечного факультета было зачислено 120 студентов. Из них лишь четыре молодых человека, а закончили только двое. Олег Рож­ков сегодня заведует отделом автоматизированных систем и информаци­онных технологий Научной библиотеки ЮУрГМУ.

Очевидно, что период нашего студенчества выпал на относительное «безвременье», когда традиционные формы студенческой жизни уже отхо­дили в прошлое, а новые пока не сложились. Нам еще повезло на 1-2 курсе ездить на обязательные сельхозработы по уборке картофеля в деревню Но­вое Курманово. Наверное, не стоит вслух вспоминать наш курмановский колхозный быт, порою было слишком сурово, но, безусловно, весело... Кстати, за ударный труд в сельхозкомпании 1990 г. я был удостоен права покупки по льготной цене стиральной машины «Чайка». Сие событие хоть частично оправдало в глазах моей мамы полуторамесячное отсутствие до­ма старшего сына.

Я не был «идеальным» студентом (если таковые и встречаются). Но в силу периодической минимизации познавательных усилий женской части группы, особенно в периоды устройства личной жизни, приходилось ак­тивно обозначать собственное присутствие в учебной аудитории. Иногда подобная активность приобретала и гротескные формы. Как-то итоговую контрольную работу по дисциплине «Библиотечные каталоги» я сдал, со­проводив титульный лист ремаркой «будущего гения библиотечной нау­ки» (правда, допустив в ней орфографическую ошибку). В собственной политической биографии (было такое задание в курсе «Политология», заменившем в учебном плане «Историю КПСС») разбитый в школьные годы бюст Ильича (кому в голову пришло выставить гипсовую голову в учебной рекреации?) обозначил как практику крушения идолов уходящей эпохи, инициированную несознательными учащимися в далеком, 1983 г.

Я с теплотой вспоминаю свой опыт студенческого общения с педаго­гами библиотечного факультета: Исааком Григорьевичем Моргенштерном, Верой Акимовной Ермаковой, Татьяной Федоровной Берестовой, Надеж­дой Петровной Соболенко, Светланой Самсоновной Артамоновой, Лесей Васильевной Сокольской, Ириной Геннадьевной Белоглазкиной, Надеждой Дмитриевной Лапшиной, Людмилой Викторовной Ласьковой, Валентиной Ивановной Шумаковой, Галимой Садыковной Галиулиной, Лидией Алек­сеевной Головневой, Региной Александровной Гордеевой, Раисой Павлов­ной Золотаревой, Татьяной Валентиновной Зайцевой... Со многими из них мне впоследствии представилась возможность вместе работать.

В ряду своих педагогов необходимо особо выделить Елену Ильи­ничну Коган и Наталью Николаевну Орлову. Из своего прекрасного «сего­дня» приходится признать, что встреча с ними в институте (в разное время и в разных обстоятельствах) задала относительную безальтернативность моей будущности.

Так получилось, что с Еленой Ильиничной я познакомился позже своих однокурсников (будучи членом бригады стропальщиков, пришлось задержаться на сельхозработах на пару дополнительных недель). Малень­кая рыжеволосая пожилая женщина с тростью не производила на студен­тов впечатление фундаментальностью научных положений или монумен­тальностью своего образа. На первом курсе она преподавала будущим библиотекарям «Историю книги». При всей базовости этой дисциплины вче­рашним школьникам было, наверное, сложно за перечнем издательских про­ектов и структур, статистикой книжного выпуска в разные исторические пе­риоды вычленить для себя какие-то значимые компоненты профессионально­го знания. Но у Елены Ильиничны была уникальная особенность - персони­фицировать свое повествование, рассказывая не столько о книге, сколько о людях, их создававших. Свою первую курсовую работу, посвященную ис­тории уральской книжности, я естественно писал под руководством Е. И. Коган. Как и все последующие и, соответственно, дипломную работу.

Благодаря Елене Ильиничне, я очень хорошо узнал институт, точнее, его педагогов. В 1992 г. в рамках курсовой работы я со своими одногрупп-ницами составлял четвертый выпуск библиографического указателя «Тру­ды преподавателей и научных сотрудников Челябинского государственно­го института культуры и искусств, 1987-1991 гг.». Составляя библиогра­фические описания на опубликованные научные и учебные работы, систе­матизируя их, сверяя машинописный вариант с карточным массивом, мы не только подружились с нашим научным руководителем (приходилось много работать дома у Елены Ильиничны), но и «заочно» со многими пре­подавателями вуза.

1992 год оказался богат на значимые события в моей студенческой жизни, инициированные Еленой Ильиничной. Моя фамилия впервые поя­вилась на страницах центрального профессионального журнала «Библио­графия», в статье, посвященной обсуждению на кафедре библиографии ЧГИК нового учебника «Библиографическая работа в библиотеке». А в феврале-марте я проходил практику в Государственной публичной библиотеке им. М. Е. Салтыкова-Щедрина (г. Санкт-Петербург). Выбор ба­зы практики был предопределен темой моей дипломной работы, посвя­щенной библиографированию местных изданий и, естественно, предло­женной Е. И. Коган. Кстати, во время практики, благодаря своему научно­му руководителю, я получил консультацию по своему диплому в Санкт-Петербургском институте культуры у Александра Васильевича Мамонто­ва, соавтора учебника «Краеведческая библиография».

Для своих коллег и студентов Е. И. Коган организовывала встречи в стенах ЧГИК с директорами БАН СССР В. П. Леоновым и ГПНТБ СССР И. М. Хариной, редакторами журнала «Советская библиография» А. Г. Глуховым и Г. А. Алексеевой, Ростиславом Николаевичем Здобно-вым - сыном знаменитого книговеда и библиографа Н. В. Здобнова, дирек­тором Музея музыкальной культуры в Москве.

В сентябре 1991 г. в роли ассистента кафедры библиографии практи­ческие и семинарские занятия в нашей группе начала вести Наталья Никола­евна Орлова. Вчерашняя студентка с «правильным» бэкграундом (отличница, ленинский стипендиат, к слову, последний в истории института), председа­тель учебно-воспитательной комиссии факультета стала для студенток до­полнительным «раздражителем». Молодой преподаватель старалась «сло­мать» привычную практику проведения групповых занятий, предлагая нам участие в непривычных деловых играх, конкурсах и викторинах.

Наталья Николаевна входила в «креатуру» Е. И. Коган. Подобно ар­хитектору, Елена Ильинична выстраивала наше будущее, определяя темы курсовых и дипломных работ, отправляя на практику в библиотеки Санкт-Петербурга, убеждая в необходимости продолжения обучения в аспиран­туре. Как раз когда я был на практике, Наталья Николаевна приезжала в Питер для консультации с А. В. Мамонтовым по теме своей будущей на­учной работы. Будущей, поскольку обучение в аспирантуре предполагало наличие двухлетнего педагогического стажа.

В мае 1993 г. Исаак Григорьевич Моргенштерн, в то время заведую­щий кафедрой библиографии, пригласил меня на беседу и предложил про­должить обучение в аспирантуре. Я, честно говоря, мало задумывался о ско­рых перспективах, но был уверен, что продолжение образования в мои планы не входило. И вновь Елена Ильинична скорректировала мои приоритеты.

В конце сентября 1993 г. она в буквальном смысле «отвезла» меня и Наталью Николаевну в Санкт-Петербург. Отправились мы в путь за две недели до начала вступительных испытаний, жили в квартире дяди Елены Ильиничны и, под ее чутким руководством, готовились к вступительным экзаменам, знакомились с питерским вузом, кафедрой общей библиогра­фии и книговедения, коллегами и друзьями Е. И. Коган, «северной столи­цей». Столь тщательная подготовка плацдарма предопределила успешный исход всей кампании. Пока в столице России первый Президент разрешал когнитивный диссонанс во взаимоотношениях с парламентом посредством бронетанковой техники, мы успешно выдержали вступительные испыта­ния и стали аспирантами СПбГАКИ.

Обучение в аспирантуре, подготовка и сдача кандидатских экзаме­нов, работа над диссертацией стали важной вехой профессионального и личного становления. Нам преподавали специальные дисциплины ученые и педагоги, с которыми до этого мы были знакомы лишь заочно, по их учебникам: Анатолий Николаевич Ванеев, Ирина Васильевна Гудовщико-ва, Инга Александровна Шомракова, Иосиф Евсеевич Баренбаум.

Значимым фрагментом нашей аспирантской жизни были библиотеки. Центральное место в работе, общении и даже досуге занимала Российская национальная библиотека (в прошлом ГПБ им. Салтыкова-Щедрина). Все­гда переполненные общие читальные залы (иногда подолгу приходилось ждать свободного места или пристраиваться за стол «для докторов наук»), уникальный кабинет библиотековедения, в котором были любые издания профильной проблематики, заполненная дымом и интересными беседами курилка на первом этаже. Собственно, без этой библиотеки не состоя­лось бы моей научной работы.

У нас был один научный руководитель - кандидат педагогических наук, профессор Александр Васильевич Мамонтов, что создавало почву не столько для соперничества, сколько для взаимной поддержки. Представи­ли мы свои кандидатские диссертации на обсуждение кафедры в положен­ный срок. Учитывая многоступенчатую практику обсуждения кандидат­ских диссертаций, итоговая экспертиза с заключением о допуске к защите заняла ограниченное время: порядка 20 минут на каждую работу.

Аспирантуру мы официально завершили 15 декабря 1996 г. С этого же дня заочно мы были приняты на должности старших преподавателей кафедры информации и библиографии Челябинского государственного ин­ститута искусств и культуры. 4 февраля 1997 г. состоялась защита наших диссертаций в СПбГАКИ, 17 февраля мы уже приступили к работе, но уже на кафедре книговедения.

Как создавалась кафедра, лицензировался первый бакалавриат в на­шем вузе (направление «книговедение»), мы знаем только из рассказов коллег. К моменту приезда в штате кафедры трудились пять педагогов: за­ведующая кафедрой - Наталья Олеговна Александровна, доценты кафедры Елена Ильинична Коган, Надежда Петровна Соболенко, старшие препода­ватели Раиса Павловна Золотарева и Лидия Алексеевна Головнева. Для Натальи Николаевны включение в учебный процесс было мгновенным: уже на следующий день она приступила к занятиям. Мне же предоставили неделю для подготовки. И я до сих пор вспоминаю свою первую лекцию по курсу «История зарубежной книги», посвященную предпосылкам воз­никновения книгопечатания.

Осенью 1997 г. Елена Ильинична переехала на постоянное место жи­тельства в США. Современные средства коммуникации сокращают рас­стояние, отделяющее сегодня нас от Учителя, но время ограничивает воз­можность достижения той планки, которую она задает своим примером. Она «подарила» нам Санкт-Петербург, наше профессиональное и (как ока­залось) личное сегодня. С материнской заботой, опекая молодых ученых и педагогов, Елена Ильинична учила нас мыслить и искать, придавать своим идеям форму, достойную их содержания, реализовывать их. Дабы не за­знаваться, особенно придираясь к сегодняшним студентам, мы до сих пор храним испещренные ее замечаниями и пометами черновики собственных дипломных работ.

Первые годы нам приходилось учиться, по сути, вместе со студента­ми: разрабатывать новые дисциплины, отражавшие современную изда­тельскую и книготорговую практику - менеджмент / маркетинг /, логисти­ка в книжном деле. Стоит заметить, что и для большинства челябинских книжников данные составляющие профессиональной деятельности были в новинку. Происходил своеобразный слом профессионального сознания, в котором благоговейное отношение к книге сменялось стремлением к по­ниманию поведения покупателя. Собственно с этим вопросом книгоизда­тели обращались и к нам. Тем более, когда в дипломах наших выпускников должно было значиться загадочное, но чрезвычайно заманчивое словосо­четание «Книговед-маркетолог».

Мы активно знакомились с челябинскими издателями и книготор­говцами. Еще в 1993 г., будучи студентом и выполняя свою дипломную работу, я посетил порядка 30 челябинских издательств. Спустя четыре года было удивительно увидеть вместо вчерашних кооператоров, печатавших большими тиражами жанровые романы, респектабельное издательство. Речь об издательстве «Урал ЛТД», впоследствии переименованном в «Ар-каим» (сегодня «Миллион меню»).

В разные годы круг нашего профессионального общения формиро­вали Василий Августинович и Татьяна Августиновна Курбацких, Николай Федорович Болдырев, Игорь Семенович Розин, Александр Афанасьевич Золотов, Владимир Алексеевич Черноземцев, Татьяна Ивановна Лурье, Михаил Самуилович Гитис, Марина Владимировна Волкова и многие дру­гие. Много и плодотворно мы сотрудничали с Юрием Михайловичем Жу­ком, генеральным директором ГУП «Челябинсккнига», Виктором Валентиновичем Большаковым, директором Южно-Уральского книжного изда­тельства. Содержание и формы нашего взаимодействия с практиками были разнообразны: в октябре-ноябре 2000 г. студенты проводили исследование поведения покупателей книг в Челябинске, в 2001 г. кафедра подготовила электронное издание «Южно-Уральское книжное издательство. 1935-2000. Каталог книг». Очень часто специалисты ГУП «Челябинсккниги» станови­лись участниками учебных занятий в качестве приглашенных экспертов. Студенты кафедры участвовали в Южно-Уральской книжной ярмарке, со­ставляли справочник книготорговых предприятий Челябинска и области...

Жили интересно, местами весело, хотя порой и скромно. Собственно наше веселье традиционно было связано со студентами-книговедами, ко­торые разрушали привычный образ студента библиотечного факультета. На рубеже тысячелетий на факультете была очень способная команда КВН. А их бесконечные репетиции пусть и не способствовали результа­тивности учебы (закончили вуз все студенты), зато сложили две семейный пары. В начале 2000-х Наталья Орлова ввела новую традицию устраивать вернисаж творческих работ студентов факультета на третьем этаже 2-го корпуса. Мы выпросили старые стенды, обитые мрачным дерматином, и размещали на них поэтические, прозаические, художественные опыты на­ших студентов. Главным принципом этого вернисажа становилась сме­лость выставить свои работы, поскольку никаких редакционных ограниче­ний, критериев отбора специально не вводили. Безусловно, это была само­деятельность, которую нельзя сравнивать с галереей «2 этаж» (мы были на третьем), и студентам предоставлялась только возможность быть увиден­ными и прочитанными.

Насчет скромности: моя зарплата в первый год, до момента утвер­ждения диссертации, составляла порядка 30 американских «рублей». Как-то в один прекрасный день я вдруг неожиданно понял, что работаю в трех учреждениях и мне почему-то не хватает времени в сутках. Но, наверное, в это время вопрос материального вознаграждения не составлял приорите­та. Я, помню, очень удивился (естественно, радостно), когда узнал, что мое сотрудничество с издательством имеет и финансовое выражение.

Приходилось нам принимать участие и в укреплении материальной базы вуза, и в обеспечении образовательного процесса учебной литерату­рой. В 1998 г. на 30-летнем юбилее нашего вуза, ректор Магнитогорской консерватории А. Н. Якупов объявил о подарке в виде персонального ком­пьютера. Высокая миссия транспортировки ценного дара из Магнитогор­ска в Челябинск была возложена ректором на мои совсем нехрупкие плечи. В следующем году мои экспедиторские навыки получили развитие в дос­тавке уже двух компьютеров из Москвы. Более привычной и понятной бы­ла практика покупки профильной учебной и научной литературы в Мос­ковском университете печати. Передавая ее затем в Научную библиотеку вуза, мы клятвенно обещали каждый раз больше так не поступать (ввиду нарушений требований бухгалтерского учета и отчетности), но, вновь ока­зываясь в столице, напрочь забывали о своем обязательстве.

Вуз менялся. Может быть, с учетом нашего возраста, эти изменения для нас были не столь очевидны. В 1998 г. институт культуры и искусств был преобразован в академию культуры и искусства. Письмо Минкульту-ры России о переименовании института ректору принесли во время встре­чи со студентами-отличниками. Я был приглашен на эту встречу в качест­ве примера важности качественного обучения и визуализации одного из возможных его результатов. После оглашения Александром Петровичем Граем решения нашего учредителя я подумал, что пора переименовать ос­тановку общественного транспорта на улице Свободы в «Дважды Акаде­мическую» (к своему стыду, подумал вслух). Безусловно, обретение ново­го обозначения - типа образовательного учреждения высшего профессио­нального образования - «академия» воспринимался нами как этап на пути к университетскому статусу.

Видоизменялся и факультет - помимо кафедры книговедения, в 1999 г. открылась кафедра информатики и документоведения (год спустя была лицензирована специальность «документоведение и документационное обеспечение управления»). В 2000 г. решением ученого совета академии было закреплено новое название факультета - факультет документальных коммуникаций, что в большей степени отражало перечень реализуемых об­разовательных программ. На новый качественный уровень вышла кафедра книговедения: в 2000-х гг. были лицензированы все направления, освоены все уровни профессионального образования специалистов книжного дела: 1997 г. - бакалавриат «книговедение» (с 2000 г. - «книжное дело»), 2002 г. -специальность «книгораспространение», 2003 г. - специальность «издатель­ское дело и редактирование», 2006 г. - магистратура «книжное дело». Фор­мирование полного цикла книговедческого образования было уникальным опытом для вузов Минкультуры России.

2002 г. стал переломным и в истории академии, и в нашей личной биографии. В мае ректором вуза был избран Владимир Яковлевич Руша-нин, проректор по науке педагогического университета, доктор историче­ских наук, профессор. Необходимость изменений ощущалась очень остро, правда, и настораживала неочевидность их результатов. Лично для меня знаком этих изменений стал слом потолка 4-го этажа второго учебного корпуса. Начался период кардинального переустройства вуза, тотального ремонта и строительства. Изменился не только внешний облик академии, но и, во всяком случае по собственным ощущениям, внутренний настрой ее обитателей.

Наталья Орлова, бессменный ответственный секретарь приемной комиссии академии с 1999 г., познакомилась с новым руководителем лишь после возвращения из командировки. И уже в мае был проведен первый «День открытых дверей» академии. В 2001-2002 гг. в академию зачислялось порядка 700 первокурсников, причем студентов-платников было по­рой в 2-2,5 раза больше, чем бюджетников. За пять лет, 1999-2003 гг., че­рез приемную комиссию прошло более 2,5 тысяч студентов, и кампания каждого года требовала максимальных усилий не только по привлечению абитуриентов (в принципе, конкурс на творческие специальности был тра­диционно высок, поддерживало его и открытие новых образовательных программ), но, прежде всего, по организации вступительных испытаний, согласованию позиций выпускающих кафедр и экзаменационных комис­сий. Навсегда врезались в память обозначения «Золотой фонд», «Непри­косновенный запас» для талантливых абитуриентов, успешно выдержав­ших творческие вступительные экзамены.

Работа в приемной комиссии, требовавшая не только соблюдения рег­ламентированных процедур, но зачастую ежедневных нестандартных реше­ний, постоянного общения с абитуриентами, их родителями, коллегами, по­дарила нам и круг единомышленников, друзей, без которых невозможно представить нашу академическую биографию. Наталья Васильевна Погоре-лова, Наталья Олеговна Александрова, Любовь Зиновьевна Маркова, Галина Борисовна Крыжановская, Татьяна Павловна Степанова, Зульфия Амуровна Абдрахманова. Наше общение не ограничивалось приемной «страдой», бы­ло множество приятных и грустных поводов для встреч и общения.

В октябре 2002 г. причина для собрания была радостной и в опреде­ленной мере долгожданной - официальное бракосочетание А. В. Штолера и Н. Н. Орловой. И вновь политическая история нашей страны сопроводи­ла событие нашей личной биографии: мы отправились в отдел ЗАГС после сообщения об освобождении большей части заложников, захваченных в Театральном центре на Дубровке в Москве.

В сентябре 2003 г. в рамках выполнения гранта регионального конкур­са РГНФ мы отправились в научную командировку в Москву и Санкт-Петербург. Результатом поездки стал не только необходимый материал, соб­ранный в национальных библиотеках, но и договоренность о направлении в докторантуру Московского университета печати. Но в октябре 2003 г. планы кардинально изменились: по предложению ректора я согласился возглавить кафедру документоведения и музееведения (мало задумываясь о пределах собственной некомпетентности).

Кафедра обеспечивала реализацию двух образовательных программ: «Документоведение и документационное обеспечение управления» (с 2000 г.) и «Музейное дело и охрана памятников» (с 2003 г.). Просматри­вая отчеты кафедры, которые я составлял, будучи заведующим, понимаю, что главные вопросы в нашей работе относились к организации образова­тельного процесса, его учебно-методическому и кадровому обеспечению. Собственно штатных педагогов было немного: Татьяна Федоровна Бере­стова, Ирина Михайловна Баштанар, Наталья Сергеевна Мантурова, Мар­гарита Анатольевна Сафронова, Алла Вячеславовна Лушникова. При этом ученые степени были лишь у двух преподавателей, а профильного образо­вания не было ни у кого.

Постепенно ситуация начала меняться. В 2005 г. доктором наук стала Т. Ф. Берестова, в 2004 г. защитила кандидатскую диссертацию М. А. Саф-ронова, в 2007 г. - А. В. Лушникова. Проблему профильности образования мы решали за счет приглашения на кафедру вчерашних выпускников: в 2005 г. преподавателем кафедры стала Алия Абубакирова, в 2006 - Вера Цветкова, Екатерина Гаврилова, в 2007 - Ольга Кувшинова.

В 2004 г. совместно с кафедрой отечественной истории мы выпусти­ли первых 5 студентов-заочников, которым была присвоена квалификация «музеевед-педагог», в 2005 г. состоялся первый выпуск студентов-документоведов. Первый выпуск по новым для вуза образовательным про­граммам сопровождался их обязательной аккредитацией. Фактически 2004-2005 годы были посвящены подготовке соответствующей докумен­тации, и кафедра документоведения и музееведения стала первой в вузе, аккредитовавшей свои образовательные программы по ГОС ВПО.

Но все же одной из главных проблем в это время был существенно возросший контингент студентов заочного отделения. В отдельные годы по специальности «Документоведение и документационное обеспечение управления» в институте заочного обучения (ИЗО) академии обучались до 700 студентов. Причем география академического присутствия была чрез­вычайно широка: помимо Челябинской области, - Уфа, Екатеринбург, Сургут. Иногда создавалось впечатление, что на кафедре постоянно тру­дятся только заведующий и лаборант: педагоги регулярно находились в разъездах, приезжая в Челябинск порой лишь для пересадки на перроне вокзала. Забавно, что моя первая командировка по местам «компактного обучения» студентов-документоведов пришлась на первую годовщину счастливой (хочется верить, не только поэтому) семейной жизни и празд­нование 35-летнего юбилея almamater. И, сидя в гостинице Фершампенуа-за, в которой из-за внезапно наступивших холодов лопнули трубы отопле­ния, укутанный даже в матрасы с кроватей, я с легкой завистью слушал по телефону рассказ супруги о торжественных юбилейных мероприятиях. Собственно, подумалось мне, у каждого свой вклад в общий праздник.

В 2006 г. для Наташи Штолер был крайний срок исполнения обязанно­стей ответственного секретаря приемной комиссии академии. Уверен, награ­дой за достигнутые показатели урожайности в приемной «страде» стало рож­дение в декабре 2006 г. дочери. Иногда я шучу, что Софья - ребенок, вскорм­ленный студентами и воспитанный в академии. Возможно, ее стремление ка­ждый раз оказаться на ежегодной фотографии выпускников продиктовано лишь желанием визуально напомнить родителям о своем существовании.

Уже осенью 2007 г. Наталья к своим материнским обязательствам добавляет и обязанности заведующего отделом качества, а в 2008 г. стано­вится начальником УМУ академии.

В 2007 г. происходят существенные трансформации родного факуль­тета, самого крупного в вузе и по контингенту студентов, и по числу реа­лизуемых образовательных программ. В структуре академии создается Ин­ститут документальных коммуникаций (директор Татьяна Давыдовна Ру­банова), в составе которого выделяется два факультета: информационных ресурсов и технологий (кафедры библиотечно-информационной деятель­ности, информатики; декан - Людмила Степановна Перчик), книжного бизнеса, документоведения и музееведения (кафедры документоведения и музееведения, книжного бизнеса; декан - А. В. Штолер). Помимо масшта­ба, очевидным основанием создания новой образовательной структуры стало объединение библиотечных кафедр. Данное решение диктовалось идеей концентрации соответствующих компетенций в одной выпускающей кафедре, но, безусловно, нарушало традиционный порядок.

Первое испытание на посту декана - проведение в ноябре 2007 г. в академии Уральской библиотечной ассамблеи «Национальная программа продвижения чтения: Уральский вариант». В ассамблее принимали участие более 400 библиотечных специалистов из Курганской, Оренбургской, Свердловской, Тюменской, Челябинской областях, Пермском крае, Баш­кортостане и Удмуртии. Почетными гостями Ассамблеи были начальник отдела библиотек Управления культурного наследия, художественного об­разования и науки Федерального агентства по культуре и кинематографии Т. Л. Манилова, президент межрегионального центра библиотечного со­трудничества, председатель Российского комитета Программы ЮНЕСКО «Информация для всех» Е. И. Кузьмин, руководитель Центра мониторинга отечественной культуры Академии переподготовки работников искусства, культуры и туризма Ю. А. Гриханов, сотрудники некоммерческого фонда «Пушкинская библиотека» В. Д. Стельмах, О. А. Косарева.

В рамках конференции мне пришлось не только выступать с пленар­ным докладом, но и готовить круглый стол с челябинскими издателями, книготорговцами и библиотекарями: «Развитие партнерского взаимодей­ствия в сфере книжного дела региона», составлять проект итогового доку­мента форума. Но главной сложностью была все-таки внутренняя «логи­стика»: расселение гостей и участников, обеспечение их транспортом, ори­ентация в академии.

Собственно работа деканата в большинстве своем рутинна: органи­зация учебного процесса, работа со студентами и их родителями, кафедра­ми и преподавателями. Мне было гораздо проще, чем другим деканам: я работал с самыми лучшими кафедрами академии, которыми руководили лучшие в академии (безусловно, на мой, сугубо субъективный взгляд) за­ведующие, - Наталья Олеговна Александрова и Алла Вячеславовна Луш-никова. Со стороны ректората нашим ангелом-хранителем выступала ди­ректор ИДК Татьяна Давыдовна Рубанова. Принцип «лучшие из лучших» не комплиментарная оценка, а мое личное ощущение: как декан я должен был администрировать действия заведующих, но я был и преподавателем каждой из кафедр, не только отвечал за организацию, но и непосредствен­но был вовлечен в учебный процесс.

В июне 2008 г. состоялся первый выпуск студентов по трем образо­вательным программам: специальностям «Издательское дело и редактиро­вание» (25 студентов) и «Музейное дело и охрана памятников» (7 студен­тов); направлению подготовки (магистратура) «Книжное дело» (2 студен­та). По результатам итоговой аттестации были подготовлены необходимые документы для государственной аккредитации специальности «Издатель­ское дело» и магистратуры. История с аккредитацией не обошлась без ка­зуса: в документах стоимость обучения необходимо было указывать в ты­сячах рублей, а при заполнении указали в рублях. Удивлению чиновников Рособрнадзора не было предела: в провинциальном вузе студенты-издатели готовы платить 25 миллионов рублей за свое образование. При­шлось срочно готовить письмо в федеральное ведомство с обозначением ошибочной позиции и указанием правильного значения.

Практически весь 2008 г. целенаправленно велась подготовка к об­щеакадемической аккредитации: готовили учебно-методические комплек­сы по всем дисциплинам, составляли тестовые задания, уточняли учебные планы, проверяли расписание, документацию деканата и кафедр. Работа была проделана преподавателями огромная: в 2008-2009 учебном году произошло обновление репертуара УМК по дисциплинам, закрепленным за кафедрами факультета, на 90 %. По результатам комплексной эксперти­зы соответствия содержания и качества подготовки обучающихся и выпу­скников, условий осуществления образовательного процесса требованиям государственных образовательных стандартов, проходившей в академии в феврале 2009 г., все специальности и направления факультета получили необходимые заключения экспертов, были аккредитованы.

В определяющей степени результативность работы и жизни факуль­тета диктовалась качествами педагогического коллектива. Достаточно за­метить, что к середине 2009 г. по уровню остепененности (более 82% штатных педагогов, 84 % -внутренних совместителей) факультет был од­ним из лидеров академии. В 2007-2009 гг. было защищено пять кандидат­ских диссертаций: 2007 - А. В. Лушникова, Е. А. Колесникова, 2008 -И. М. Баштанар, М. В. Кустова, 2009 - В. Д. Цветкова.

Основное внимание мы уделяли работе со студентами. Контингент факультета в 2007-2008 гг. превышал 460 человек, в 2011 уменьшился в два раза. Причины уменьшения объективны: переход на двухуровневую систему, отказ от специалитета, демография. Помимо базовых задач (профориентационная работа, движение контингента, общежитие, воспи­тательная работа, контроль успеваемости и посещаемости и пр.), новой формой стало взаимодействие с родителями. Знакомство с родителями студентов для деканата традиционно проходит в заочном режиме (безусловно, за исключением форс-мажорных обстоятельств). По инициативе и под чутким руководством директора ИДК Т. Д. Рубановой мы начали про­водить родительские собрания (правда, только для родителей студентов 1-2 курсов). Причина и повод были относительно банальны: серьезные про­блемы и с общеобразовательной подготовкой, и с самостоятельной работой, и с мотивацией на учебу, ориентацией на будущую профессию. При этом бо­лее половины студентов факультета учились на платной основе и большая часть из них работала. Именно тогда Татьяна Давыдовна, после долгих со­гласований, разработала и ввела процедуру составления индивидуальных графиков, хоть частично легитимирующих работающих студентов.

Искали мы и новые подходы к организации образовательного процес­са, привлекая к преподаванию профессиональных дисциплин практиков, адаптируя обучение под трудовую «биографию» студентов. При открытии специальности «Музейное дело и охрана памятников» внешними совмести­телями кафедры стали сотрудники областного краеведческого музея, музея искусств Н. А. Ваганова, Н. П. Шабалина, Е. А. Чайко, Г. С. Трифонова). На кафедре книжного бизнеса в разные годы преподавали челябинские издатели: Татьяна Августиновна Курбацких, Владлен Борисович Феркель, Марина Владимировна Волкова, Евгений Владимирович Дрибинский. В 2009 г. мы предприняли эксперимент, направив группу студентов-книгораспро-странителей на работу в «Роспечать». Этот опыт оказался локальным: было сложно гармонизировать рабочий график студентов и учебный план, под­держивать мотивацию и студентов, и преподавателей...

Работа в должности проректора по научно-исследовательской и инно­вационной работе вуза в 2012-2016 гг. позволила приобрести не только важ­ный профессиональный опыт, но и заставляла регулярно задумываться и о перспективах развития сферы высшего образования, и о внятности государ­ственной политики в данной области, и о пределах собственной компетент­ности. Принципиально менялись подходы, методики и процедуры организа­ции и осуществления научно-исследовательской работы вуза: в 2011 г. вве­ден новый порядок формирования и деятельности диссертационных советов, в 2012 - подготовки научно-педагогических кадров в аспирантуре, в 2013 -присуждения ученых степеней, присвоения ученых званий, в 2014 - деятель­ности докторантуры, формирования Перечня рецензируемых научных изда­ний, системы оценки результативности научно-исследовательской работы.

В этих обстоятельствах происходило ожидаемое сокращение числа за­щит диссертаций преподавателями и сотрудниками вуза, числа образователь­ных программ аспирантуры и контингента аспирантов. В 2012-2015 гг. было успешно защищено более 20 кандидатских диссертаций преподава­телями и сотрудниками, но треть из них ушли из вуза.

Но нам удалось сохранить научно-исследовательскую инфраструктуру вуза: в 2013 г. лицензировали направление подготовки в ассистентуре-стажировке, в апреле 2014 г. открыли диссертационный совет Д 210.020.01, научный журнал «Вестник культуры и искусства» вошел в новую редак­цию Перечня рецензируемых научных изданий, была введена система сти­мулирующих доплат за результаты научно-исследовательской деятельно­сти. 40 преподавателей и сотрудников академии успешно прошли проце­дуру присвоения ученых званий доцента и профессора. В целом по акаде­мии доля педагогов с учеными степенями и учеными званиями в структуре штатного профессорско-преподавательского состава в 2015 г. составила более 84 %. Удалось сохранить высокие показатели публикационной ак­тивности профессорско-преподавательского состава: ежегодно более 500 публикаций, в том числе более 120 - в журналах из «Перечня ВАК».

Несмотря на внешние пертурбации и внутренние проблемы сделано было немало. И я должен выразить признательность своим коллегам - Елене Викторовне Швачко, Валентине Александровне Дроба, Вере Александровне Макарычевой, Ирине Анатольевне Бачуриной, Татьяне Юрьевне Катричевой, Юлии Павловне Ворониной, которые не только обозначали проблемы, стави­ли вопросы, но и ежедневно искали и находили пути и способы их решения, обеспечивая результативность научно-исследовательской работы академии.

Безусловно, на каждом этапе трудового пути в родном вузе оставались вопросы, которые предполагали, возможно, иные решения и действия. Но, ввиду относительности сослагательного наклонения в оценке предыдущего опыта, приходится признать, что это уже отправная точка новой истории, в которой предстоит действовать другим героям.

Более 20 лет личной и 15 лет семейной биографии - наш скромный вклад в историю almamater. Учитывая скорость происходящих изменений, я часто повторял: у нас нет прошлых заслуг, есть только новые задачи. Не­сколько перефразируя категоричность этой формулы, можно сформулировать ее иначе: масштаб достигнутого задает новый горизонт для движения вперед. И, будем надеяться, наш опыт окажется полезен в этом движении. При всей статистической невероятности хочется верить в собственное участие в после­дующем вековом юбилее Челябинского государственного института культуры.

Источник: Музейный вестник / Челяб. гос. ин-т культуры; сост. Н. В. Овчин­никова. - Челябинск: ЧГИК, 2018. - Вып. 25. -188 с., [16] с. ил. ISBN 978-5-94839-644-6

Автор: А. В. Штолер

Прокомментировать

Рубрика Культура и искусство

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.