Мои шестнадцать лет (1986-2002)

Так я назвала свои краткие воспоминания о работе в должности про­ректора по научно-исследовательской и концертно-творческой работе ЧГИК. Если представить условную периодизацию научной работы нашего вуза, я бы выделила следующие периоды.

Детство (проректор по учебной и научной работе А. И. Лазарев, 1968-1976; проректор по научной работе Ю. Г. Ястребов, 1976-1979): пер­вые шаги вуза. Научная работа осуществлялась уже состоявшимися канди­датами наук, пришедшими в штат института, а также теми, кто имел задел на диссертацию, т. е. сформировал свои научные интересы в других вузах. Основной состав преподавателей, особенно художественных кафедр, ос­ваивает образовательный процесс, робко присматривается либо откровен­но противится необходимости заниматься наукой. Основные формы науч­ной работы - вузовские конференции и работа над диссертациями, прежде всего тех преподавателей, которые обучаются в аспирантуре.

Юность (проректор по научно-исследовательской работе З. В. Сё-мочкина, 1979-1986). Научная работа обретает более четкую структуру; ведется активное планирование кандидатских и единичных докторских диссертаций тех, кто, по мнению ректората, готов к этой работе. Поощря­ется аспирантура в столичных вузах (Москва, Ленинград) для выпускни­ков, оставленных в институте. Открывается НИС (1980, научно-исследовательский сектор) для проведения первых коллективных исследо­ваний на хоздоговорной основе и редакционно-издательский отдел (1983). Продолжается работа по вовлечению творческих (художественных) кафедр в научную деятельность, пока не очень успешная.

Молодость (проректор по научно-исследовательской и концертно-творческой работе Т. М. Синецкая, 1986-2002). Достигнуто реальное увели­чение состава дипломированных специалистов, прежде всего - на творческих кафедрах. Освоено планомерное использование возможностей доцентуры без защиты диссертаций. Закрепляется традиция исследовательской работы в рамках хоздоговорных тем. Наблюдается активизация и расширение жанров публикаторской деятельности коллектива. Впервые вуз начинает работать на себя благодаря созданию собственной кадровой научной базы: в 1993 - от­крытие аспирантуры (заведующая аспирантурой - Т. А. Зыкова), в 1996 ­открытие ассистентуры-стажировки, в 1997 - первого диссертационного совета по культурологии (24.00.01 «Теория и история культуры» под ру­ководством В. С. Цукермана; в 2000 - диссертационного совета по специ­альности 05.25.03 «Библиотековедение и библиографоведение» (председа­тель - Л. В. Астахова).

Особенность данного периода - руководство научно-исследо­вательской и концертно-творческой работой в одном лице. Это стало воз­можным в силу моей профессии музыковеда, поэтому представить воз­можности абсолютно разных кафедр как единую научно-творческую со­ставляющую было несложно. Концертная работа четко делилась на два уровня: научно-творческая, которая записывалась в индивидуальный план, и прокатная продукция, которая отражалась в разделе «Концертная рабо­та» и носила общественный характер. Этой работой занимался методист по концертной работе научного отдела Н. В. Талменева. Вторая половина на­грузки отражала новые и наиболее крупные творческие достижения -сольные исполнительские программы, студенческие спектакли, отчетные концерты творческих коллективов, балетмейстерская работа. Собственно говоря, мы с конца 1980-х гг. делали то, что лишь в конце 1990-х найдет отражение в соответствующих государственных документах - прирав­нивание данных видов работы к монографиям или иным научно-творческим достижениям. Такой подход обязывал преподавателей твор­ческих кафедр поддерживать хорошую творческую форму, готовить еже­годно новые программы (что, в свою очередь, давало вузу огромные худо­жественные накопления, в том числе - и для прокатной концертной дея­тельности.

Руководство научно-творческой работой - участок огромный, и рас­сказать даже кратко обо всем невозможно. Остановлюсь на двух позициях, которые органично дополняли друг друга.

1970-1980-е гг. - это период молодости коллектива, период творче­ского энтузиазма, желания работать. С самого начала, практически на всех кафедрах, были лидеры-профессионалы, настоящие знатоки своего дела: Б. Т. Уткин, Д. А. Гольдштейн, Е. И. Коган, В. А. Ермакова, И. Г. Морген-штерн, Л. П. Гальцева, Р. П. Ратникова, Е. Н. Алешко, Л. А. Ящинина, Л. Я. Рахлис, Р. Г. Гитлин, А. З. Рахмилевич, Т. Б. Нарская, И. М. Удлер. Несомненным центром притяжения был В. С. Цукерман. Яркий, харизма-тичный, энциклопедически образованный, имеющий профессиональное признание и авторитет в элитных научных кругах. Его влияние выходило за пределы кафедры и распространялось практически на все факультеты вуза. Он буквально влюбил многих из нас в социологию. Влюбил и силой своего убеждения, и своей книгой «Музыка и слушатель», и тем положе­нием, которое занимала в вузе и межвузовском пространстве наша учебная социологическая лаборатория. Многие из нас начали осваивать социологи­ческие методы и применять их в собственных научных исследованиях.

Культивируются тематические научные конференции на библиотечном и культурно-просветительном факультетах. Есть историческая фотография со звездным составом гостей, среди которых - Моисей Самойлович Каган, Лев Наумович Коган, Вадим Михайлович Межуев, Юрий Рудольфович Вишневский, Светлана Николаевна Иконникова и др. Традиционной сту­денческой конференцией были Межвузовские студенческие социологиче­ские чтения, собиравшие солидный состав молодых исследователей из разных городов (Москва, Пермь, Самара и др.). На библиотечном факуль­тете функционировало студенческое библиографическое бюро, созданное Еленой Ильиничной Коган. За время работы бюро было выпущено 30 биб­лиографических пособий.

Процветают хоздоговорные исследования (руководитель НИСа -Татьяна Аскаровна Валецкая). Это исследования, заказчиками которых были официальные учреждения и организации Челябинска и других горо­дов страны. Велись они практически на всех факультетах и на межвузов­ских кафедрах. Лидером по продолжительности исследования была М. А. Чулкина, которая с 1981 по 1996 г. выполняла заказ Министерства культуры РСФСР: находила и описывала материалы в свод памятников ис­тории и культуры РФ (по Уральскому региону). Несколько тем разработа­но под руководством В. С. Цукермана. Свои темы были у музыкантов, у библиотечного факультета. Эта работа приучила к научной дисциплине, дала представление о финансовой ответственности, особенностях вре­менной организации научной деятельности. Всегда присутствовала от­ветственность перед заказчиком, регулярно проводились промежуточные отчеты, а в конце делался фундаментальный заключительный отчет со всеми выкладками и обязательно - методическими рекомендациями заказ­чику по оптимизации того вида деятельности, который исследовался (каждый отчет - огромный том!!!). Иными словами - это всё была доста­точно видная, внешне доступная работа, создающая пульс, атмосферу дея­тельности вуза. Но был и другой ее пласт.

Чтобы успешно осуществлять ту или иную деятельность, необходи­мо ее досконально знать, как, впрочем, и психологию коллектива, с кото­рым работаешь. Коллективу нужно было постоянно развиваться в научном плане. Для того, чтобы понять общее состояние науки в вузе, мне нужно было знать каждого преподавателя, его планы и его возможности. Это зна­ние давалось рутинной, но необходимой каждодневной работой. На боль­ших бланках-таблицах вручную были сделаны персональные разделы каж­дой кафедры и каждого преподавателя. Там были выписаны все позиции научной работы (от тезисов - до крупных работ или художественных про­грамм), которые тщательно изучались. Пришлось читать и все доклады с научных конференций и сравнивать их с планами. Постоянно вносились коррективы по мере изменения в планах преподавателей. Иными словами, примерно через два года работы в должности проректора я знала всё о ка­ждом преподавателе и могла более уверенно разрабатывать стратегию и тактику научной деятельности вуза. Понимала, от кого можно ждать серьезных прорывов в ближайшее время, а кто дальше методической рабо­ты не продвинется, хотя и преподаватель хороший. Кто способен играть серьезные программы, кто - руководить исследованиями, кто имеет уни­кальный практический опыт для учебного пособия. Из этого объема дан­ных вытекали наши встречи с заведующими кафедрами, отдельными пре­подавателями. К ним я готовилась детально, не только слушала предложе­ния, но и сама могла предлагать варианты помощи в каждой конкретной ситуации. Дело пошло быстрее. В убеждении заниматься научной работой, не откладывая, помогал и личный опыт. Хотя он и не особенно приятный, но, как оказалось, был весьма полезным. Дело в том, что Поликарп Ва­сильевич Сапронов пригласил меня на работу в должности доцента и заве­дующей кафедрой истории и теории музыки. Было лестно и приятно до тех пор, пока в конце учебного года меня не пригласили в отдел кадров, чтобы расписаться в приказе... об увольнении. «Как? - воскликнула я. - За что?». Оказалось, что я принята по приказу ректора и по закону высшей школы, этот приказ действителен год. А затем меня увольняют и вновь принимают на один год. Было очень неприятно. Казалось, что я кого-то обманываю, занимаю чужое место, что я никакой не доцент. Так продолжалось три го­да, а затем я попросила ректора, Поликарпа Васильевича Сапронова, снять с меня это липовое звание и назначить на должность старшего препо­давателя. В этой скромной должности я и проработала заведующей кафедрой вплоть до 1980 г., пока не защитила кандидатскую диссертацию. А в ученом звании доцента была утверждена ВАК только в 1982 г. Эта история, которую я прочувствовала «кожей», помогала мне убеждать своих коллег на затяги­вать подготовку диссертации или накопление иных достижений, чтобы не попадать, как я, в ложное положение. На основе личных встреч с препода­вателями нередко делалась коррекция планов работы, брались под особый контроль крупные проекты. Убеждена в том, что руководитель должен быть твердым, требовательным. Но только в том случае, если он спосо­бен сформировать, открыть перспективу тому или иному преподавателю, предложить варианты достижения результата. Эта, не видная глазу работа, на самом деле была главной, так как помогала весь механизм сделать рабо­тающим планомерно, без осечек и явных срывов. И результаты не застави­ли себя ждать. Но и осечки, и срывы были, так как жизнь вносила свои коррективы, которые, оказывается, тоже надо было предвидеть. Мало было что-то создать, открыть, добиться. Важнее было это удержать, позабо­титься о запасе прочности. Например, вскоре после открытия совета биб­лиотечного факультета, который мы рассматривали как большое достиже­ние, ко мне пришел И. Г. Моргенштерн и сказал, что это был преждевре­менный шаг, что обеспечить плановую защиту Совет не сможет, что пра­вильнее было оставить защиты и присутствие наших ученых в других со­ветах. А своей победой и гордостью считаю тот факт, что наши преподава­тели, достигнув статуса доцента, навсегда оставались действующими на­учными работниками, исследователями, творческими личностями; не пре­кращали писать и публиковать крупные работы, создавать интересные творческие проекты, что, в свою очередь, выводило их на профессуру. И сегодня мы с гордостью называем эти имена, нашу именитую профессуру, которой гордимся как бесценным золотым фондом. Среди них - Вячеслав Анатольевич Петров, Виктор Григорьевич Лебедев, Николай Никитич Ма­лыгин, Борис Петрович Потеряев, Галина Семёновна Зайцева, Тамара Бо­рисовна Нарская, Виктор Иванович Панфёров, Лира Ивановна Шутова, Любовь Дмитриевна Ивлева, Наталья Григорьевна Ерёмина и другие, вос­питавшие уже новые поколения дипломированных специалистов.

В заключение хочу сказать, что всегда дорожила тем кадровым со­ставом, который был в научном отделе. Это был компактный состав, где за направление отвечал, по сути, один человек. Социологическая лаборатория (Светлана Ивановна Глущенко), НИС (Татьяна Аскаровна Валецкая), ас­пирантура и ассистентура-стажировка (Татьяна Александровна Зыкова + все наградные дела), РИО (Валерия Ивановна Антонова), методист по на­учной работе (Надежда Ивановна Манторова - при ее непосредственном участии был создан методический кабинет), концертное бюро (Надежда Владимировна Талменева), помощники (Наталья Леонидовна Куцик, Тать­яна Алексеевна Жолобова). Им навсегда от меня - огромная профессио­нальная и человеческая благодарность.

Источник: Музейный вестник / Челяб. гос. ин-т культуры; сост. Н. В. Овчин­никова. - Челябинск: ЧГИК, 2018. - Вып. 25. -188 с., [16] с. ил. ISBN 978-5-94839-644-6

Автор: Т. М. Синецкая

Прокомментировать

Рубрика Культура и искусство

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.