Динамика расселения на Южном Кавказе в эпоху неолит — ранняя бронза (центральный и восточный регионы)

Каждое этнокультурное образование в своей хозяйственной основе связано с определён­ными природно-климатическими условиями. В процессе расселения оно непременно стремится занять природные ниши, обладающие необходимыми ресурсами ведения этого хозяйства. Пра­вильное понимание хода и механизмов исторического процесса на той или иной территории невоз­можно без выяснения природно-климатических условий, в которых протекал этот процесс.

Установлено, что начавшееся с начала XI тыс. до н.э. потепление и на Кавказе имело не­сколько пиков, неоднократно прерывавшихся заметными похолоданиями. В VIII-VI тыс. до н.э. (бореальный период) потепление достигло климатического оптимума. В VI-III тыс. до н.э. (атлан­тический период) этот регион, в целом, уже характеризовался одновременным понижением как температур, так и осадков. Вторая половина атлантического периода, то есть IV-III тыс. до н.э., отмечена некоторым повышением температур и осадков, но этот термический максимум уступал максимуму бореального времени.

Добавим, что все климатические процессы развивались в ритмах около 1850 лет каждый. И, соответственно, в этом же ритме происходили колебания Каспийского моря и ледников в горах Кавказа.

Приблизительно с конца VII тыс. до н.э. Каспий после глубокой регрессии вступил в стадию трансгрессии и к началу VI тыс. до н.э. уровень его достиг абсолютной отметки около + 8 м, от­метки на 35 м выше своего современного уровня. После этого он опять вступает в стадию длитель­ного регресса. Уровень его постепенно падает и вместе с ним падает базис впадающих в него рек. Затапливавшиеся и заболачиваемые в предшествующий период подгорные равнины в этот период осушаются. Этот процесс имел конкретное направление. Он развивался с запада на восток, следуя за отступавшим Каспийским морем. В том же ритме и направлении с северо-запада на юго-восток происходило заселение равнин Южного Кавказа носителями ранних производящих традиций.

К середине VI тыс. до н.э. в центральном регионе Южного Кавказа, на гянджа-газахской и марнеульской равнинах появляются первые известные на Кавказе носители производящих тра­диций. То есть на этой территории начинается эпоха неолита. В начале V тыс. до н.э. носителями ранних производящих традиций уже осваивается подгорная полоса миль-гарабагской равнины, расположенная юго-восточнее первичной зоны расселения, на стыке центрального и восточно­го регионов Южного Кавказа. Но это были носители уже другого этнокультурного образования, других этнокультурных традиций. К последней четверти V тыс. до н.э. носителями ранних произ­водящих традиций осваивается крайняя юго-восточная часть Южного Кавказа. Новые поселенцы расселились на узкой подгорной полосе муганской равнины, зажатой между Каспийским морем, точнее, между прикаспийскими болотами, и северо-восточными склонами талышских гор. В этно­культурной основе они, видимо, были близки обитателям миль-гарабагской равнины, хотя имели некоторые, возможно, хронологические отличия.

Почти тысяча пятьсот лет отделяло начало расселения носителей неолитических традиций в северо-западном регионе своего южно-кавказского ареала, то есть в гянджа-газахской и марнеуль-ской равнинах, от их расселения в его крайнем юго-восточном регионе - на Муганской равнине. Миль-Гарабагская равнина, занимающая в ареале расселения древних земледельцев территори­ально промежуточное место, и по времени освоения занимала хронологически промежуточное положение.

К концу V тыс. до н.э. Каспий опять вошёл в стадию трансгрессии и к середине первой половины IV тыс.до н.э. достиг абсолютной отметки - около 8, то есть уровня, на 20 м выше со­временного. В течение второй четверти IV тыс. до н.э. все первичные этнокультурные образования во всех трёх отмеченных регионах Южного Кавказа сошли с исторической арены. При этом, под­чиняясь направлению трансгрессии Каспия в этом регионе, этот процесс протекал в направлении, противоположном процессу первичного расселения, то есть с востока на запад.

К концу первой четверти IV тыс. до н.э. затухает жизнь на поселениях Ммуганской, а чуть позже - Миль-Гарабагской равнин. К середине IV тыс. до н.э. та же участь постигла носителей пер­вых неолитических образований гянджа-газахской и марнеульской равнин. Но тут этот процесс, видимо, проходил мягче. Они частично переместились к северу от Куры, на южную подгорную часть Большого Кавказа,

В это же время, то есть в первой половине IV тыс .до н.э., на всём пространстве от Муганской до Марнеульской равнин, в самых верхних горизонтах древних поселений появляется совершенно новая для них керамика, не имеющая связей с их традиционной керамикой. Не известна она нам и к югу от Кавказа. Вероятно, в это время с севера, из-за Большого Кавказского хребта на Южный Кавказ проникли носители неолитических этнокультурных образований из Юго-Восточной Евро­пы. Этот процесс, видимо, был кратковременным, не привнеся заметных этнокультурных перемен на Южном Кавказе. Некоторые, пока ещё очень скудные материалы позволяют допустить, что подобный кратковременный этнокультурный импульс из Юго-Восточной Европы имел место и в V тыс. до н.э.

К середине IV тыс. до н.э. на Кавказе появляется совершенно новое для этого региона на­селение - мигрировавшие сюда носители Урукской традиции. На Южном Кавказе они сложились в лейлатепинский вариант своей традиции (лейлатепинская традиция). Далее, переместившись на Северный Кавказ, стимулировали сложение там сначала северокавказского варианта своей тради­ции, а позже, в контактах с носителями обряда подкурганных захоронений Юго-Восточной Ев­ропы, сложились уже в сугубо северокавказскую майкопскую традицию. Носители нового для Южного Кавказа этнокультурного образования, вероятно, в первую очередь, расселились на воз­вышенной части миль-гарабагской равнины и на вершинах древних поселений. Притом, ни на па­мятниках предшествующего периода, ни на поселениях новых пришельцев нет каких либо следов их сосуществования или контактов.

Процесс расширения Урука на Кавказ был прерван появлением на южных подступах Юж­ного Кавказа нового этнокультурного образования - носителей куро-араксской традиции, отре­завших коммуникационные пути связей Передней Азии с Кавказом. Но до перемещения куро-араксцев на Южный Кавказ ещё было время, в течение которого тут происходили сугубо внутри-кавказские процессы.

Во второй половине IV тыс. до н.э, на Южном Кавказе уже господствовал относительно тёплый и сухой климат. Каспий находился на стадии регрессии. К последней четверти этого ты­сячелетия поселения первых носителей лейлатепинской традиции, основанные при относительно высоком уровне стояния Каспия и впадающих в него водных артерий, при понижении их уровня приходят в упадок и забрасываются. Происходит изменение топографии размещения поселений, перемещение их на более низкие гипсометрические отметки равнин, к низкой воде. В это же вре­мя майкопская традиция, расширяя свой ареал, начинает перемещаться на юг и прежде всего -на Южный Кавказ, привнеся сюда обряд подкурганных захоронений (Кавтисхеви, Союг-Булаг, Учтепе, Кюдурлу, Тельманкенд). Продвижение их не ограничилось Южным Кавказом. Оно до­стигало юга урмийского бассейна (Си-Гердан), возможно, границ Южного Кавказа с Малой Азией (Орджошани). Этот процесс был прерван только в III тыс. до н.э., когда носители куро-араксской традиции, постепенно расселившись на Южном Кавказе, перекрыли проходы из Северного Кавка­за на Южный Кавказ. При этом, примечательно, что контакты майкопцев с куро-араксцами пока зафиксированы лишь на Северном Кавказе и на границе Южного Кавказа с Малой Азией (Орджо-шани), тогда как в на Южном Кавказе они нам не известны.

Расселение носителей куро-араксской традиции происходило в иных климатических усло­виях, когда несколько понизились температуры и повысились осадки, Каспийское море снова во­шло в стадию трансгрессии, реки стали всё чаще разливаться. Будучи оседлыми земледельцами и скотоводами, куро-араксцы, видимо, обладая более высоким технокультурным потенциалом, за­селили более разнообразные экологические ниши. В отличие от своих предшественников, рассе­лявшихся при сухом климате и регрессии Каспия на самой равнине, они, подчиняясь требованиям новых климатических условий, основывали свои поселения не на самой равнине, а на вершинах естественных холмов, на высоких террасах или на холмообразных остатках древних поселений, которые использовались ими как естественные возвышения.

Схема соотношения ритмов пост-вюрмского изменения общей увлажнённости, пиков трансгрессий Каспийского моря и расселения Южном Кавказе в эпоху неолит - ранняя бронза
Карта расселения неолитических традиций на территории Южного Кавказа с указанием площадей, покрываемых при пиках трансгрессий Каспийского моря
Автор: Ахундов Т. Азербайджан

Прокомментировать

Рубрика Археология, Этнология, Фольклористика

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.