«Бакур-алан» из Древней Иберии

В 1974 г. в ходе раскопок Жинвальского могильника (Арагвское ущелье) в грунтовом по­гребении № 18 была обнаружена вставленная в железный перстень сердоликовая гемма-инталия с надписью BAKOYP AAANA. Эта находка уже получила определенное отражение в литературе [1:37-38; 2, р. 247, pl. 20; 3:47-56; 4:10; 5:14; 6:19-20, 169], однако весь погребальный комплекс не был опубликован. Между тем, незнание сопутствовавшего археологического контекста может привести и уже приводит исследователей [3:52] к построению ошибочных исторических рекон­струкций. Наша публикация призвана закрыть этот досадный пробел и предоставить коллегам воз­можность объективно судить об этом интереснейшем памятнике.

Погребение № 18 представляло собой грунтовую могилу с земляной насыпью (1,25х0,7 м), ориентированную с севера на юг. В могиле находился один поврежденный костяк, от которого сохранились только фрагменты, судя по которым, покойник был захоронен в скорченной позе, на левом боку, головой на юг. Сопровождающий инвентарь включал в себя наряду с костями мелкого рогатого скота, глиняный кувшинчик палевого обжига с круглым венчиком, сферическим туло-вом, плоским дном и овальной в сечении ручкой. Тулово в два ряда опоясывается шишкообраз-ными выпукостями. Высота кувшинчика - 9,5 см, диаметр венчика - 5,5 см, диаметр дна - 6 см. Кроме того, в могиле было обнаружено 158 мелких стеклянных бус черного цвета.

Большое значение для датировки погребения № 18 имеет найденная в нем серебряная драх­ма так называемого «Готарза». Дело в том, что монеты этого типа стали проникать на террито­рию Иберии не ранее 80-х гг. I в. н. э. [7:77] и находились здесь в обращении вплоть до III в. н. э. [8:198].

Самой интересной находкой из погребения № 18 является железный перстень с треугольным в сечении ободком, плечики которого утолщены и переходят в овальную жуковину. В нее вставле­на гемма-инталия, выполненная из красно-коричневого сердолика. В левой части геммы изображе­но дерево, перед которым стоит обращенная влево коза. У ее задних ног на земле находится сосуд (кратер?). За животным в правой части геммы изображен мужчина, который опускается на одно колено, собираясь приступить к дойке. Скол на гемме практически полностью уничтожил голову персонажа. Над животным присутствует надпись, причем имя владельца геммы вырезано в одну строчку, а его этникон резчик расположил лесенкой в три строки. По мнению К. Джавахишвили, гемма датируется     вв. н.э. и вышла из рук римского мастера.

Что касается самой надписи, то здесь можно заметить следующее. Несмотря на то, что она выполнена греческими буквами, ее язык не может быть греческим, поскольку в таком случае ожи­далось бы ПАКОРОЕ AAANOE. По нашему мнению, конечная альфа в слове AAANA находит свое объяснение только на почве восточноиранских языков, в которых в номинативе единствен­ного числа наряду с другими тематическими элементами присутствовал гласный -а [9:151]. Язык надписи из Жинвали следует определить как аланский, а сам памятник признать древнейшим из имеющихся у нас образцов письменности на аланском языке. Палеография надписи характери­зуется следующими чертами: альфа с прямой горизонтальной гастой, бета с разновеликими по­лукружиями, ипсилон, совпадающий по форме с латинской буквой V, вертикальные и наклонные линии альфы, каппы, ипсилона, ро, лямбды, ню украшены поперечными черточками. Форма ипсилона в надписи Бакура отличает ее от надписей на геммах из армазисхевской гробницы № 1 [10:29, рис. 4, с. 31, рис. 6], которая, судя по найденным в ней ауреусам Адриана [10:37-38], должна датироваться второй четвертью II в. н. э. Однако ипсилон такой же точно формы представлен в об­наруженной в Армазцихе в 1996 г. надписи, упоминающей царя Амазаспа и его жену, родственни­цу царя Армении Вологеза, что позволяет отнести эту надпись ко второй четверти III в. н. э. Форма альфы и беты сближает надпись из Жинвали с посвящением царице Драконтиде, относящимся к последней четверти II - самому началу III в. н. э. [4:10]. Все это позволяет датировать надпись Ба-кура концом II - первой половиной III в. н. э. Видимо, надпись была нанесена на гемму позднее.

Погребальный обряд и инвентарь погребения № 18 типичен для некрополей Иберии первых веков нашей эры. Однако, судя по археологическим, нумизматическим и палеографическим дан­ным, погребение было совершено в первой половине III в. н. э. Следует также заметить, что, хотя по антропологическим данным определить пол костяка не представляется возможным, все-таки его поза (на левом боку) и состав инвентаря (бусы, отсутствие оружия) свидетельствуют в пользу того, что здесь была погребена женщина, которая, естественно, не могла быть аланом Бакуром. Как по­пал к ней перстень с надписью - остается только гадать. Во всяком случае, погребение № 18 - во­преки мнению С.М. Перевалова [3, с. 52] - не дает никаких оснований утверждать, что наемники-аланы оседали в районе Жинвали уже в III в. н. э. Погребальный обряд Жинвальского могильника не имеет с аланскими некрополями Северного Кавказа ничего общего. Вместе с тем, гемма «алана Бакура» является еще одним свидетельством той важной роли, которую сыграла древняя Иберия в процессе распространения античной культуры на сопредельных с ней территориях.

«Бакур-алан» из Древней Иберии

Литература:

  1. Рамишвили Р.М., Джорбенадзе В.А. Археологические исследования в зоне строительства Жинвальского гидротехнического комплекса // Археологические исследования на ново­стройках Грузинской ССР. Тбилиси, 1976. С. 30-44.
  2. Braund D. Georgia in Antiquity: a history of Colchis and Transcaucasiаn Iberia (550 BC - AD 562). Oxford, 1994.
  3. Перевалов С.М. Бакур-Алан из древней Иберии // Nartamongse. Журнал Алано-Осетинских исследований: Эпос, Мифология и Язык. 2003. Vol. II (1-2).
  4. Балахванцев А. С. Эпиграфические памятники из Иберии (Восточная Грузия): addenda et corrigenda // Восток в эпоху древности. Новые методы исследований: междисциплинар­ный подход, общество и природная среда. Тезисы Международной научно-практической конференции. М., 2007.
  5. Балахванцев А.С. Сарматы I-IV вв. н.э. по данным античных авторов // Статистическая обработка погребальных памятников Азиатской Сарматии. Вып. II: Позднесарматская культура. М., 2009.
  6. Николаишвили В., Чихладзе В. Жинвальский могильник (по материалам 1974 г.) // Жинвальская экспедиция. Материалы второй научной сессии. Тбилиси, 1980 (на груз. яз.).
  7. Голенко К.В., Раджабли А.М. Али-Байрамлинский клад и некоторые вопросы обращения парфянских монет в Закавказье // ВДИ. 1975. № 4. С. 71-93.
  8. Shatberashvili V. A Rich Tomb from the Village of Khovle // Iberia-Colchis. 2007. № 3. P. 87-96, 198-199.
  9. Эдельман Д.И.  Сравнительная грамматика восточноиранских языков: Морфология. Элементы синтаксиса. М., 1990.
  10. Апакидзе А.М., Гобеджишвили Г.Ф., Каландадзе А.Н, Ломтатидзе Г.А. Мцхета. Итоги археологических исследований. Тбилиси, 1958. Т. I.

Прокомментировать

Рубрика Археология, Этнология, Фольклористика

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.