Булла из глины с изображением лошади и птицы из Эребуни

Летом 2007 года на северном склоне крепости Эребуни была найдена круглая булла[1] из гли­ны (табл!, рис.1, 2), диаметром 2,5 см, диаметр оттиска 1 см. На ней изображена идущая вправо ло­шадь, на спине которой стоит птица. Булла привлекла особое внимание. Она представляет для нас двойной интерес: как культурно-исторический памятник и как произведение искусства, которое несёт информацию о религиозных представлениях жителей древней Армении. На представленной булле лошадь изображается как культовое животное. Этот сюжет встречается довольно-таки часто как на бронзовых поясах II тысячелетия до н.э. (табл.!, рис.5, 6), так и на многогранниках эллини­стического времени, найденных на территории Армении (табл^, рис.7, 8).

Вместе с другими новыми персонажами - грифонами и кентаврами, впервые кони появля­ются в глиптике Ассирии XIV в. до н.э. Со временем в глиптике появляется множество изображе­ний коней, четко вырезанных в единой технике на единообразном твёрдом материале. К середине первого тысячелетия до н.э. количество изображений коней на геммах возрастает, приобретая ла­винообразный характер.

Большое место изображению лошадей отведено также на геммах, найденных на территории Армении (табл^, рис.7-12),[2] и буллах (табл^, рис.3, 4), обнаруженных на V холме столицы Древней Армении Арташата (IV в. до н.э. - II в. н.э.)[3]. Они изображаются как в бою, запряженные в колес­ницы, так и отдельно, с другими животными и птицами, в виде легендарного Пегаса.

Издревле лошадь была почитаемым животным. Со времен одомашнивания она всегда была рядом с человеком и считалась благородным, священным животным. Многочисленные исследо­ватели отмечают, что в процессе эволюции человек видел в коне носителя и символ своих богов, поэтому всячески ублажал и украшал его. У древних греков кони Зевса были подкованы серебря­ными подковами, четверка лошадей влекла колесницу Гелиоса, Посейдон ездил на колесницах, в которые были запряжены "божественные" кони; конь являлся атрибутом кельтской богини Эпоны и т.д.

В Древней Армении лошадь также была почитаемым животным, связанным с солярным культом, о чем свидетельствуют сообщения Ксенофонта и Страбона. Ксенофонт пишет о том, что в V в. до н.э. в Армении богу солнца приносили в жертву лошадей[4]. По преданию Страбона, поми­мо денежной подати, все подвластные Персии области обязаны были платить царю дань натурой. Армения славилась своими лошадьми, и каждый год к празднику Митры персидскому царю до­ставляла 20.000 жеребцов[5].

У некоторых племен конь считался священным животным бога солнца. Геродот[6] (I, 216) рас­сказывает, что массагеты "...из богов чтут только солнце, которому приносят в жертву лошадей. Смысл этой жертвы был в том, что быстрейшему из всех богов подобает быстрейшее животное".

Надо отметить, что в мифологии конь имеет двойственную символику. Как солярная сила, белая, золотая или огненная лошадь появляется вместе с солнечными богами (Гелиос, Ра, Индра, Митра, Мардук), впряженная в их колесницы; как лунная (элемент влаги, море и хаос) сила - бое­вые кони океанических богов, божественные кони Посейдона. Одновременно лошадь в различных традициях представляла собой заупокойное животное, переносящее умершего в иной мир. Прак­тически конь символизировал как жизнь, так и смерть. В древности, если у умершего была люби­ мая лошадь, то родственники убивали эту лошадь на могиле, думая, что она донесет его в страну духов и будет служить ему в могиле, как служила при жизни. Однако во многих погребениях этой эпохи были найдены вожжи без лошадиных останков. По всей вероятности, покойный "брал" с собой вожжи, надеясь приобрести коня в загробном мире. Возможно, лошади, изображенные на бронзовом поясе, обнаруженном в Севане (табл. I, рис.5), являются мифологическими образами, связанными с культом солнца и воды.

В одной из работ Н.Я.Марр обратил внимание на двузначность символа коня[7]. В ней дается анализ, семантически связанный с группой слов-образов "заря" + "лошадь", "солнце" + "лошадь", точнее "заря + лошадь + солнце". С одной стороны - с включением неизбежного восприятия "зари + лошади" как "красного", "светлого" цвета, с представлением о приходящей лошади или восходя­щем солнце (aregagal, на арм. яз. - буквально переводится как "приход арега", очевидно , первона­чально "лошади", а не "солнца", означал "зарю"). С другой стороны - с включением неизбежного восприятия (лошади + солнца) как символа загробного мира, самой смерти, и в связи с представле­нием об уходящем или закатывающемся солнце[8].

Птицы в различных мифологических традициях выступают как непременный элемент религиозно-мифологической системы и ритуала, как символы божественной сущности[9]. Миллер и другие исследователи утверждают, что птица во всех религиях связана с небом и часто является проявлением солярного божества[10]. По мнению Проппа, функция птицы в сказках и легендах одна: она переносит героя в иной мир[11]. Издревле в Армении птица так же, как и лошадь, помимо симво­ла божества солнечной системы, представляла связь души и понятий о смерти и загробной жизни. В древности человеческая душа изображалась в образе птицы (черной или белой). Это проявляется как на наскальных изображениях и бронзовых поясах, так и в фольклоре.

Как видим, в мифологии образы птицы и коня являются как солярными символами, так и символами, связанными с загробным миром. Теми же качествами обладает крылатый, огненный конь. Не греческий Пегас, а именно огненный, космический конь, который часто встречается в сказках и легендах многих народов, а также в армянском эпосе "Сасна црер". Согласно народ­ным преданиям, космическим, огненным конем правят герои. Кони, которые появляются из воды (океан, море, озеро), могут выполнять все людские пожелания. Из моря выходит и огненный конь Куркик Джалали из "Сасна црер" и своим рождением символизирует связь с загробным миром, а своей космической сущностью - связь с солнцем. Он одарен пророческим даром, может молвить человеческим голосом и мчаться быстрее ветра, он способен из морской бездны донести своего ге­роя до небес, до самого солнца. Конь представляется крылатым, и посему он облекается в птичий образ (например, Сивка в русских сказках).

Возвращаясь к представленной нами булле, заметим, что античный мастер изобразил на ней коня и птицу вместе. Обращаясь к различным народным преданиям, можно предположить, что данное комплексное изображение несет в себе тот же, указанный выше образ огненного, крылато­го коня, почитаемого многими народами древнего мира.

Булла из глины с изображением лошади и птицы из Эребуни

  • [1]Археологический контекст находки не определён. Основываясь на художественно-стилистическом анализе, буллу мож­но отнести к античному периоду, хотя она была найдена в ахеменидском слое. Вероятно объяснением этого факта могут служить строительные работы, проводимые на территории крепости Эребуни в предыдущие годы.
  • [2]Б.Н.Аракелян, Очерки по истории искусства древней Армении, Ереван, 1976, стр. 73; Ж.Д.Хачатрян, Замечание о глиптике Армении эллинистического периода, ВОН, Ереван, 1974, N7, стр. 100; С.А.Есаян, А.А.Калантарян, Ошакан I, Ереван, 1988, стр.58
  • [3]Ж.Хачатрян, О. Неверов, Архивы столицы древней Армении - Арташата, Ереван, 2008
  • [4]Ксенофонт, Анабасис, кн. IV, гл. V, 34-35
  • [5]Страбон, XI, 13, 7
  • [6]Геродот, кн. I, 216
  • [7]Н.Я.Марр, Термины из абхазо-русских этнических связей, т. V, М.-Л., 1935, стр. 133-134
  • [8]Там же.
  • [9]МНМ, М., 1982, том II, стр. 346
  • [10]А.Миллер, Элементы неба на вещественных памятниках, Известия ГАИМК 100, М-Л., 1933, стр. 130, 134, 149
  • [11]В.Я.Пропп, Исторические корни волшебной сказки, Ленинград, 1986г. стр. 167

Автор: Габриелян А. Республика Армения

Прокомментировать

Рубрика Археология, Этнология, Фольклористика

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.