О средствах передвижения и их роли в процессе межплеменных связей

В развитии межплеменных связей средства передвижения играли важную роль. Использова­ние лошади в качестве верхового животного еще больше ускорило темпы развития межплеменных связей. В эпоху поздней бронзы и раннего железа лошадью пользовались при перекочевке, для поддержания связей между яйлагами и поселениями, являющимися постоянными местами жи­тельства, в межплеменных столкновениях, а также при регулярных и интенсивных связях с отда­ленными странами.

В погребениях неоднократно были выявлены скелеты лошадей и предметы сбруи, которые свидетельствуют о широком использовании лошади для верховой езды. Об использовании лоша­ди в качестве транспортного средства имеются сведения и в письменных источниках. На основе ассирийских источников стало известно, что там наряду с местными употребляли лошадей, приве­зенных из других стран. Особенно много лошадей в Ассирию привезли из стран, расположенных к северу-востоку от нее.

Тиглатпалассар I после победы над «царями страны Наири» заставил их в качестве кон­трибуции отдать 1200 голов лошадей, а Салманасар III получил много лошадей из района озера Урмия.

В урартских клинообразных надписях сообщается, что урартцы при первом походе в страну Эриахи увели 412 лошадей, а при втором - 1613 лошадей.

Таким образом, как в ассирийских, так и в урартских источниках сообщается, что в указан­ное время в Закавказье коневодство достигло высокого уровня развития.

Можно допустить, что ассирийские цари большой спрос на лошадей, наряду с военными походами, удовлетворяли и средствами обмена. Вероятно, в таких обменах участвовали и племена Азербайджана. Полагают, что известная карабахская порода лошадей сформировалась еще в на­чале I тысячелетия до н.э.

Резвость, выносливость, наличие достаточной силы, необходимых для долгих походов, дав­но снискали этим лошадям большую известность. Исследователи не случайно отмечают, что кара­бахские кони для коневодства Азии имели такое же значение, какое имели чистокровные англий­ские кони для Европы.

Следует отметить, что лошади использовались не только в качестве верхового, но и в ка­честве тяглового животного. Это доказывается изображением двухколесной телеги, запряженной парой лошадей на поверхности бронзового пояса, найденного в Хачбулаке. Известно, что пояса с такими изображениями встречались и на территории соседней Армении.

Исходя из этого, уместно отметить, что в эпоху поздней бронзы и раннего железа в межпле­менных связях широко употреблялись и телеги. Разумеется, ими могли пользоваться тогда, когда имелись пригодные для этого дороги. Древнейшей четырехколесной телегой в Закавказье счи­талась телега, выявленная в одном из Триалетских курганов (№ ХХК, датируемом серединой II тысячелетия до н. э.) Однако после возобновления в Триалети археологических раскопок в кургане, датируемом началом II тысячелетия до н.э., в местности Сабит-ахче, О.М.Джапаридзе обнаружил остатки хорошо сохранившийся повозки.

Наибольшее количество телег найдено при раскопках в Лчашенских курганах № 1, 2, 3, 9,10, 11, датируемых Х^-ХШ вв. до н.э. Там обнаружены четырехколесные и двухколесные повозки с дисковидными колесами, а также колесницы, имеющие колеса со спицами. Модели колесниц, по­мимо Лчашена, известны также из Лори-Берда и Паравакара. Несмотря на некоторые отличитель­ные черты, А. А. Мартиросян считает, что эти колесницы принадлежат к типу древневосточных колесниц.

Бесспорно, телегой пользовались и в древнем Азербайджане. Об этом красноречиво сви­детельствует выявление моделей телеги в памятниках Азербайджана. Глиняные модели телеги обнаружены в грунтовых погребениях Мингечаура, а изображения и модели колес встречались в поселениях Сарытепе, Кюльтепе, а также Шенгавит, Шреш-блур и т.д.

Известно, что на Древнем Востоке телегу начали употреблять еще на рубеже IV-III тысяче­летий до н.э. Раньше тягловыми животными в Передней Азии были волы. Б.Б.Пиотровский считал, что отверстия на шее у глиняных фигур быков, встречаемых при археологических раскопках, свя­заны с запряжением их в ярмо. Движение цельноколесных телег, запряженных быками, разумеет­ся, было трудным.

Начиная со II тысячелетия, цельные колеса заменили спицевыми колесами. В начале изго­тавливали шестиспицевые колеса, а затем - восьмиспицевые. На хачбулакском поясе изображе­но четырехспицевое колесо. Это, видимо, объясняется тем, что мастера изготавливали различные типы колес. Изменение конструкции телеги и замена тягловых животных (быков, ослов) лошадьми способствовали интенсификации развития межплеменных связей.

Быть может, для перевозки грузов использовали и ослов. Для положительного ответа на этот вопрос мы по Азербайджану не располагали фактическими данными, но косвенные данные име­ются. Например, среди остеологических материалов Кармир-блура встречались и кости осла.

В ассирийских клинописных источниках сообщается, что при походе ассирийского царя Саргона II на Урарту, наряду с другими трофеями, он захватил 380 ослов.

Использование осла в качестве вьючного животного в изучаемое время способствовало свя­зям с более отдаленными странами. Верблюд, по сравнению с другими вьючными и тягловыми животными, имеет ряд преимуществ. Во-первых, он может взять больше груза; во-вторых, может долго оставаться без пищи и воды, что очень важно в условиях пустыни и, наконец, в связи с тем, что верблюд мог взять больше груза, можно было обойтись без телеги, что существенно облегчало передвижение.

Использование верблюда в качестве вьючного животного документируется находками остатков верблюжьего скелета, а также изображением этого животного на поверхности глиняного сосуда, обнаруженного при раскопках. Некоторый интерес представляет также установление по­роды используемых в то время верблюдов. Единственным фактическим материалом для выясне­ния этого вопроса служит изображение верблюда на поверхности глиняного сосуда, выявленного в кургане № 84, вблизи Гянджи. Там представлен одногорбый верблюд.

Известно, что доместикация верблюда и использование его в качестве рабочего животного связаны со странами Древнего Востока. По мнению исследователей, родиной одногорбого вер­блюда является Аравийский полуостров, а двугорбого - Передняя Азия.

Изображение верблюда, выявленное в Египте, вблизи Асуана, относят к середине III тыся­челетия до н. э. (период VI династии). Это доказывает раннее использование верблюда на Древнем Востоке.

В Передней Азии, в частности в Ассирии, использование верблюда по времени совпадает с началом I тысячелетия до н.э. В ассирийских источниках сообщается, что в Ассирии верблюд появился из района Гилзан, расположенного у озера Урмия. Эти верблюды были двугорбыми. Н.Б.Янковская пишет, что в Ассирии наряду с двугорбыми использовались и одногорбые верблю­ды. Однако она отмечает, что в Ассирию такие верблюды были привезены с Аравийского полуо­строва. Таким образом, попутно мы можем объяснить и другой вопрос. Быть может, в Закавказье, в том числе в Азербайджан, одногорбые верблюды поступили из того же географического региона.

Из вышесказанного следует, что в указанное время в связях племен Азербайджана с Древним Востоком большую роль играло использование верховых, вьючных и тягловых средств. Особенно способствовало интенсификации связей использование в качестве верхового животного лошади. Что касается верблюда, то применение его улучшило связи с более отдаленными странами. Таким образом, оживление связей Азербайджана со странами Древнего Востока в эпоху поздней бронзы и раннего железа, имевших место еще в глубокой древности, следует в определенной степени объ­яснить использованием более совершенных транспортных средств.

Автор: Джафаров Г.Азербайджан

Прокомментировать

Рубрика Археология, Этнология, Фольклористика

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.