Демидовы

В 1851 году на Всемирной выставке в Лондоне некто Анатолий Николаевич Демидов показал малахитовый кабинет. Все из малахита. Вазы. Ваза во вкусе Медичи. Ваза в китайском вкусе. Ваза рококо. И так далее. Столы — письменный, круглый, еще какой-то. Кресла. Стулья. Разные пресс-папье. Пьедестал под часы. Всего 86 предметов.

Вокруг малахитовых ваз с небрежной щедростью были разбросаны куски малахита и золота, добываемые в рудниках Демидова.

Эта роскошь поразила публику. Особенно дверь в кабинет. Даже и богатые люди эмали, допустим, малахит в броши, а тут двери из малахита!.. Словом, эффект, на который рассчитывал Демидов, был достигнут.

Тот малахит — уральский, из-под Нижнего Тагила. Природа-мать подарила России малахитовый монолит весом, говорят (точных цифр нет), 500 тонн. Весь он достался Демидову как товар. Кое-что он продал России. На малахитовых колоннах Исаакиевского собора Демидов заработал миллион. Еще кое-где осел тот малахит. А большую часть ищите и найдете по всей Европе.

Малахитовая фабрика Демидова находилась в Петербурге. Для нее он нанял из Флоренции мастера Жоффрио. А все работы выполнялись крестьянскими детьми, подростками.

Кто он, однако, этот Анатолий Николаевич Демидов? Не знаю, как и сказать. Один из династии. Более сорока лет владел на Урале заводами, но никогда тут не бывал. Не то что на Урале, он и в России-то появлялся редко. Родился, рос и жил за границей. Изредка отправлял в уральские владения свои распоряжения на французском или итальянском языке. Русский знал плохо.

Собственность в России давала Демидову до 24 тысяч рублей в сутки. И все, естественно, перетекало в Европу. Анатолий Николаевич купил княжество Сан-Доната. Женился. На принцессе Матильде. И тут же развелся. Платил принцессе пенсию. 62 года после развода Россия содержала (200 тысяч рублей в год) Матильду, которая, между прочим, с одной стороны, была племянницей Наполеона III, а с другой -- племянницей Николая I, а кроме того, любовницей Луи Бонапарта.

Кто нам Демидовы теперь? Прежде всего -- наша история. Конечно, если взять Троицк, Магнитогорск или Карталы, то там Демидовы отзвука не найдут, а Увильды с Ирдягами, Кыштым с Каслями без Демидовых представить невозможно. А главные их владения - к северу на Среднем Урале. Как ни суди о Демидовых, но одного у них не отнять: они вошли в историю Урала (и России), будто кол в землю вбили.

Рядом с именем "Демидов" в ряд выстраиваются другие слова: рудник, горный завод, плотина, чугун, кровельное железо, "два соболя", те же малахит и золото.

Родословная династии — одна из многих иллюстраций крутого выхода из низов, возвышения в сословное запределье и медленного вырождения. Крестьянин "веселого нрава" Никита Антуфьев, став в Туле кузнецом, оружейником, разбогател и превратился в дворянина Никиту Демидова. Он попросил Петра I передать ему завод на неведомой уральской реке Нейве и, получив его, отправил туда старшего сына Акинфия.

Нас-то как раз Акинфий и его брат Никита и интересуют. Братья-конкуренты стали жадно строить заводы на Урале. (Третий брат, Григорий, был убит сыном, которому отец пригрозил "за непотребство " лишить наследства. Обычное дело: из-за наследства не один отец до срока отбыл на тот свет. Частная собственность крепче кровного родства.)

Акинфий - - первый заводчик Урала, полный здесь хозяин, между прочим, выведенный Елизаветой из подчинения местной власти, оставил после себя 25 заводов, 215 деревень и мною другого добра.

Его брат Никита купил Каслинский и построил два Кыштымских завода. А его сын Никита (Никит у Демидовых немудрено перепутать, это их фирменное имя), вступив в наследство, переехал жить в Кыштым, построив у пруда великолепный дом с садом.

Перед приходом Пугачева Никита Никитович бежал с завода в столицу и более на Урал не возвращался, боялся. Руководил с берегов Невы. Назначил из числа крепостных приказчиков и заставил их писать ему рапорты. Каждый день. С описанием погоды и всяких случаев. Приказчики ему отписывали: "Погода самая таж. Случаев не имелось".

Замечу, что именно этот из Демидовых купил на Волге "село Дмитриевское Тюнярь тож" и переселил двести семей на Урал, на берега озера Ирдяги.

Детей у Никиты Никитовича не было, наследство свое оставил племяннику Петру Григорьевичу, который управлял тоже издалека, но вместо ежедневных ввел отчеты за неделю, краткие, без погоды.

Что был Урал Демидовым? Местом приложения капитала. Золотым дном. Не более того. Приложились, выкачали и отвалили. О процветании края они не думали.

А их заводы?

Да, выворачивались недра, вырубались леса, перегораживались реки, израбатывались люди — и все-таки заводы Демидовых были во благо Урала, во славу России. Так уж предречено человеку -- идти вперед по дороге так называемого прогресса. Не знаю, может быть, это дорога к пропасти, но и остановиться — не лучше.

Прокомментировать

Рубрика Челябинск

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *