Вези меня, извозчик

Какими только промыслами не занимались челябинцы до революции! Были у нас колбасники и квасники, шубники и перчаточники, кошмовалы и свечники. Самым же многочисленным промыслом, как говорит городская статистика, был извозный. И хотя невелика была Челяба до постройки железной дороги, но надо было и здесь доставлять на чем-то грузы. Да и прокатиться иной раз с ветерком горожане были не против. С включением же Челябинска в число станций железной дороги потребности в перевозках еще более возросли. Выросло и количество извозчиков. И если в 863 году их в Челябинске было лишь 30 человек, то в 1901 году стало 322, а в 1908 году - 735 извозчиков.

8 мая 1 893 года челябинская городская Дума приняла "Обязательное постановление об извозном промысле в Челябинске", которое регламентировало все стороны этой деятельности. В с ютветствии с документом извозом могли заниматься горожане в возрасте от 17 до 60 лет, заплатившие пошлину и получившие номер. Экипажи, которыми они владели, были одноконными или парными. На левой стороне экипажа в обязательном порядке рядом с сиденьем был установлен фонарь, зажигаемый в темное время суток. Во время движения извозчики должны были вести свои экипажи по правой стороне улицы, на поворотах переходя на шаг.

Как и во всей Российской Империи челябинские извозчики делились на легковых (перевозка пассажиров) и ломовых (перевозка грузов). Места стоянки извозчиков определялись Думой. Оговаривалась и такса за проезд в различные места города. С 1893 года, например, она была следующей. За езду по городу в летний день с 7 утра и до 8 часов вечера нанявший извозчика должен был уплатить 2 рубля 50 копеек. За проезд через квартал - 5 копеек, до окраины города в один конец - 10 копеек, до вокзала - 35 копеек. При этом, если пассажир желал, чтобы были запряжены две лошади, то увеличивалась вдвое и оплата. Воспользоваться услугами извозчика могло

абсолютное большинство горожан. Об этом говорят и воспоминания старожилов, и анализ заработной платы различных слоев населения. Потратить пятачок на извоз-чика мог позволить себе квалифицированный рабочий, получавший тогда от 90 копе¬ек до 1,5 рубля в день. По карману это было и учителю и чиновнику.

Челябинский ивозчик

Извозчика, конечно, не очень устраивала твердая такса, и он иногда предпочитал забывать о ней. Осбенно часто это происходило в тех случаях, когда в экипаже сидел приезжий, не знавший, сколько в действительности стоит проезд. Тема вольного обращения извозчиков с "такцией" - одна из постоянных в челябинской прессе начала XX века.

Не желая платить значительную пошлину за право заниматься извозом, многие шли и на такую хитрость: брали номера только в декабре, "чтобы работать на Рождество и на Новый год - самый доходный извозщичий сезон". Особенно "лихие головы" шли на нарушение "Обязательного постановления". Так, некий Виктор Иванович Романович, содержатель меблированных комнат в Челябинске, решил сделать деньги и на извозе. Памятуя заповедь А.В.Суворова "Удивить - значит победить", он выпустил на улицу города свой "дилижанс", запряженный тройкой лошадей, и в нарушение всех действующих норм ездил по собственному маршруту, не признавая ни очередности, ни стоянок. Для того, чтобы урезонить пирата, городская Дума была вынуждена обратиться к услугам полиции.

Челябинские извозчики славились и своими правилами, нередко далекими от принятых норм. Вот что, например, писал 14 января 1912 года городской голова В.А.Семеин полицейскому надзирателю 4-й части: "Легковые извозчики на местах стоянок позволяют себе крайне неприличные выходки • ругаются площадной бранью, затевают между собой борьбу, играют в карты и всегда толпятся на тротуарах, сходя со своих экипажных сидений, и даже ложатся на тротуары для отдыха. Все это крайне возмущает публику, которой приходится проходить около стоянки извозчиков". В этом, впрочем, челябинские извозчики мало чем отличаясь от извозчиков других городов, хотя бы от тех же московских, которым принадлежит небезызвестный афоризм: "Нам без ругани нельзя, ругань у нас заместо покурить".

Но хлеб извозчика был нелегким. Он не только эпатировал публику и развлекался как умел в ожидании клиентов, но и трудился. Надо было ухаживать за лошадьми, своевременно ремонтировать упряжь, и в зной и в стужу выезжать на улицу, чтобы облегчить жизнь горожан, сэкономить их время.

Прошли годы. Нет извозчиков.

Приходится вспоминать о них, пробиваясь в переполненные автобусы и трамваи под ту же стародавнюю брань. А как хотелось бы сесть в экипаж и сказать:"Вези меня, извозчик!" и под размеренный перестук копыт подумать о прогрессе...

Прокомментировать

Рубрика Челябинск

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *