«А у нас водопровод, вот…»

....А у нас водопровод, вот..." - Именно так хочется воскликнуть после того, как прикоснешься к истории создания водопровода в Челябинске.

Казалось бы, что тут особенного - водопровод? Все мы давно привыкли к его существованию и вспоминаем лишь, когда, повернув кран, вместо желанной струи в ответ слышим шипение пустой трубы. Вот когда начинаешь по-настоящему ценить великое изобретение человечества - водопровод. И как-то странно осознавать, что он был не всегда. Всего-то чуть более восьмидесяти лет назад в центре Челябинска проложили водопроводные трубы, и вода пришла в дома горожан. Но этому предшествовали долгие годы раздумий, споров, поисков, наконец, решительных и не очень решительных действий Челябинской городской думы и управы.

Трудно сказать, что подтолкнуло местные власти к мысли о строительстве водопровода. Может быть, тот факт, что в первом десятилетии двадцатого века верный признак цивилизации - водопровод - стал неотъемлемой частью жизни почти всех российских губерний. И лишь челябинцы пользовались водой исключительно из реки Миасс.

Круглый год водовозы брали воду из реки и в бочках развозили ее по домам горожан. Хорошо еще, если водовоз был человеком порядочным и чистоплотным, а то бывало... "Санитарный попечитель Шмаков доводит до сведения о замеченных им нарушениях обязательного постановления думы о водовозах одним из них, имеющим на бочке № 9. Эта бочка оказалась без крана, отверстие в ней заткнуто грязным тряпьем, а находящаяся в ней вода была грязной. Водовоз этот застигнут в то время, когда он таскал из бочки воду одному из своих клиентов. Об этом случае сообщено городской управе", - писали в "Голосе Приуралья" 2 апреля 1913 года.

Да, о качестве миасской воды можно было лишь догадываться. Ведь весной, когда таял лед, вместе с ним в воду уходили кучи навоза, грязи, мусора. Городская дума не раз запрещала сваливать на лед реки не только навоз, но и грязный затоптанный снег. Указания эти не выполнялись. А в результате обыватели получали "питьевую" воду из реки, отдающую гнилостным запахом", писал В. Весновский в справочнике "Весь Челябинск и его окрестности" в 1909 году".

Как ни странно, впервые вопрос о водопроводе в Челябинске поднял уездный комитет попечительства о народной трезвости, а не городская дума или городская управа. В сентябре 1902 года, получив разрешение управления Самаро-Златоустовской железной дороги, комитет обратился в Челябинскую городскую управу с просьбой разрешить подсоединиться к монастырскому водопроводу: "...Имея согласие от настоятельницы местного женского монастыря, комитет имеет честь покорнейше просить управу разрешить произвести раскопку канав для укладки водопроводных труб по площади от монастырской стены по направлению на задний угол Народного дома, что у усадьбы Батракова.
Комитет считает долгом сообщить, что трубы будут уложены на глубине четырех аршин, что во время работы канавы будут ограждены загородками, а после укладки труб они будут немедленно засыпаны и утрамбованы, встречающиеся на пути работ дороги не будут раскапываемы, под ними будут пробиты шурфы".

Следом и городская управа дала добро на прокладку водопроводных труб, которые в обязательном порядке утеплялись утеплителем для труб. Тем и закончилась первая попытка челябинцев соорудить водопровод. Следующая была предпринята через несколько лет. Лишь в протоколах заседаний городской думы 1909 года все чаще стали встречаться вопросы, связанные с водопроводом. Была создана водопроводная комиссия. В нее входили местные предприниматели, купцы, владельцы предприятий, магазинов, мельниц: В.И. Колокольников, Н.Н. Пихтовников, М.И. Дядин, П.Ф.Туркин и другие люди, деловые и состоятельные. Комиссия собиралась на заседания для обсуждения вопросов строительства водопровода, пыталась "разбудить" городскую думу, но удавалось это с трудом. То и дело в местной газете "Голос Приуралья" публиковались сообщения о переносе рассмотрения вопросов о строительстве водопровода. Причина чаще всего была одна - не хватало гласных думы для кворума. То ли им было все равно, какую воду пить, то ли были дела поважнее, только из 37 гласных думы на заседания постоянно являлись по 20 - 30 человек. А 14 мая 1909 года доклад был все же заслушан в присутствии 23 гласных. Тогда же и решили поручить водопроводной комиссии "сделать выбор из имеющихся в распоряжении проектов водопроводов и выбранный проект с указанием подрядчика, которому может быть передано устройство водопровода, представить на утверждение в думу в месячный срок".

Так начался конкурс на лучший проект водопровода. Многие фирмы, имеющие опыт сооружения водопроводов, заинтересовались челябинским вариантом. Предложения поступали даже из Варшавы, входившей тогда в состав Российской империи.

Проанализировать представленные проекты предстояло местным инженерам Федорову и Городецкому, которые считались хорошими специалистами своего дела. Свое внимание они остановили на проектах водопровода трех известных фирм - акционерного общества Брянских заводов (рельсопрокатного, железоделательного и механического), московской фирмы "Добровы и Набгольц и г. Бромлей". Конкурс шел долго, подведение итогов неоднократно переносилось и откладывалось. Городские власти осторожничали - пока инженеры рассматривали проекты, Челябинская управа сделала запросы во все концы России, туда, где уже действовал водопровод, с целью получения сведений по истории его сооружения, данных по его эксплуатации и обязательно с заключительным мнением о работе фирмы, построившей водопровод. Зга переписка представляет немалый интерес хотя бы потому, что является ярким примером культуры общения деловых людей, точности и аккуратности в исполнении просьбы.

В мае 1909 года председатель водопроводной комиссии Семеин пригласил представителей фирм-конкурентов прибыть в Челябинск для окончательного согласования вопросов об устройстве водопровода. Уже 31 мая в город прибыл уполномоченный представитель правления акционерного общества Брянских заводов Д.Н. Веников, а там и другие представители стали прибывать. После долгой работы над проектами водопроводная комиссия сделала соответствующие выводы и обратилась с ними в городскую думу: "...В заключение, исходя из общепризнанной необходимости и полезности иметь в городе надлежащий водопровод как обязательное условие благоустройства города, комиссия имеет честь рекомендовать городской думе приступить к устройству водопровода, не останавливаясь перед необходимыми для сего затратами.

Пройдет еще два месяца, и в октябре 1909 года водопроводная комиссия вновь обратится к городской думе уже с конкретным предложением - поручить сооружение водопровода обществу Брянских заводов "согласно выраженных в проекте условий и цен". Выбор пал на эту фирму.

Но челябинская дума явно не торопилась приступать к строительству. Доклад водопроводной комиссии от 24 августа 1909 года с подробным изложением всех "за" и "против" выбранного варианта сооружения водопровода не был принят ни летом, ни осенью, ни зимой. Слушание его неоднократно срывалось из-за недисциплинированности депутатов, то есть гласных думы. Например, 22 февраля 1910 года на очередном заседании думы присутствовали 23 гласных, председательствовал городской голова А.Ф. Бейвель. Доклад о состоянии дела по устройству водопровода было намечено заслушать самым последним. Но, ..."ввиду того, что гласные были не в числе, доклад рассмотрением отложен..."

А потом вновь избранные гласные пожелали иметь этот доклад у себя, ознакомиться с ним. Пришлось его печатать, рассылать и снова ждать...

Доклад водопроводной комиссии наконец заслушали, обсудили и утвердили лишь 5 июля 1910 года. Одновременно началась и работа над проектом договора с предпринимателем, и в конце того месяца водопроводная комиссия просит думу "утвердить договор, технические условия и расценки на устройство в Челябинске водопровода, заявляемые обществом Брянских заводов. Договор с обществом необходимо заключить немедленно, чтобы дать ему возможность теперь же приступить к заготовке материалов и начать с весны 1911 года работы по сооружению водопровода, который будет в таком случае готов к 1 ноября того же года".

С просьбой осуществлять технический надзор за сооружением водопровода дума обратилась к инженеру А.А. Федорову "как человеку компетентному и немало безвозмездно поработавшему в водопроводной комиссии".

Кроме технической стороны сооружения водопровода, предстояло решить финансовые проблемы. На что строить, на какие средства? Ведь запасный капитал города в 1910 году составлял 150000 рублей, а по предварительным расчетам сооружение водопровода по брянскому проекту должно было обойтись примерно в 250 тысяч рублей.

Первым на помощь городу пришло правление общества взаимного от огня страхования, которое 3 июня 1909 года на своем чрезвычайном собрании решило выделить из средств общества ссуду в размере 40 тысяч рублей с условием, что деньги общества должны быть употреблены исключительно на постройку водопровода со времени начала работ в течение двух лет.

К сожалению, этот почин не нашел своих продолжателей. Строительство водопровода финансировалось в основном в централизованном порядке. Еще в феврале 1909 года водопроводная комиссия предложила возбудить ходатайство о разрешении расходовать на устройство капитал города 150000 рублей и ходатайствовать о займе из страхового капитала МВД 100000 рублей.

Обсуждая этот вопрос, "господа гласные пришли к заключению, что расходовать на устройство водопровода запасный капитал не следует, оставив его для других нужд города, и поэтому всю исчисленную на устройство водопровода сумму в 250000 рублей следует занять". На том большинством голосов и порешили. А вскоре в ответ на просьбу городских властей Челябинска оренбургский губернатор затребовал подробные сведения об устройстве водопровода в Челябинске, в том числе основания, по которым стоимость водопровода исчисляется именно в 250000 рублей, условия погашения займа в случае его разрешения и копии всех постановлений городской думы, принятых в разное время по водопроводному вопросу.

Видимо, челябинцы выслали все необходимое, так как 18 августа 1910 года городской голова получил от и.д. губернатора разрешение на заем, правда, пока лишь в 40000 рублей.

Одновременно с водопроводом в Челябинске сооружались и другие объекты - два начальных училища, женская гимназия, мост через Миасс, ночлежный дом. Но больше всего внимания уделяли городскому дому на Уфимской улице (он предназначался для городского управления). На все новостройки предполагалось затратить 41 1 тысяч рублей. Где их взять? Учитывая весь оборотный и запасный капитал, городу не хватало 241 тысячи рублей. Выход был только один - опять заем.

Считать приходилось много. Экономистам, например, удалось подсчитать, что водопровод должен давать чистой прибыли до 80 рублей в день, или 29200 рублей в год, а городской дом - семь тысяч рублей в год. Мнения гласных думы были противоречивы, некоторые из них ратовали за строительство городского дома в первую очередь. Настойчиво проводил в жизнь идею строительства городского дома гласный думы П.Ф. Туркин. В то же время, считая, что, "выдвигая наперед постройку дома в ущерб спешности осуществления постройки водопровода, было бы непростительным равнодушием к этой первостепенной жизненной и важной задаче городского правления.

Поэтому вернее всего следует согласиться с тем, чтобы и то, и другое сооружения велись одновременно".

Заем Челябинску был предоставлен. Строительство водопровода началось во второй половине 1910 года и продолжалось почти три года.
Первая его очередь вступила в строй 4 февраля 1912 года. Тогда в городе было восемь водоразборных и 26 домовых ответвлений. Одновременно шло строительство и других, ранее намеченных объектов. Время от времени городская дума рассматривала вопрос о том, как продвигается строительство. Иногда возникали неожиданные препятствия. Например, зимой 1913 года возникли разногласия по поводу доплаты фирме брянских заводов сверх обусловленной в договоре суммы. Надо было доплатить еще 19 тысяч рублей за работу в каменистом и водянистом грунтах.

А в феврале 1913 года, когда вновь возник этот вопрос, на страницах печати разразилась настоящая полемика - платить или не платить эти деньги? В конце концов городской думе пришлось, скрепя сердцем, расстаться с вышеозначенной суммой. Но это опять-таки притормозило ход строительства.

А между тем, пока в "правящих кругах" Челябинска шли горячие дебаты, городская управа направила в Томский технологический институт воду для анализа. В багаж погрузили огромную стеклянную бутыль, заполненную двумя ведрами воды, взятой комиссией 1 октября из реки Миасс на месте предполагаемой насосной станции. В томской лаборатории должны были сделать качественный и количественный анализ миасской воды.

Тем временем все больше становилось и заказчиков, желающих воспользоваться водопроводом. Интересно читать их заявления, вежливые и обстоятельные. Вот, например, владелец Челябинского дрожжевого винокуренного завода А.Ф. Аникин писал: "Имею честь заявить городской управе, что желаю воспользоваться для своего завода водой из вашего вновь строящегося водопровода, каковой понадобится от 1 до 3 тысяч ведер в сутки. Посему покорнейше прошу цену назначить как промышленному предприятию. По моему вычислению, могу предложить по 1 рублю за тысячу ведер. Надеюсь, что цена для городской управы будет подходящей".

Шли месяцы. Постепенно вступали в действие отдельные линии водопровода. Город уже потихоньку брал воду из магистрали, а не из реки.

Как же использовалась водопроводная вода? Оказывается, только на тушение пожаров (их в том году в Челябинске было 17) израсходовали 95500 ведер, на поливку улиц - 57600 ведер. Пушкинский сквер помыли 2300 ведрами воды. Да и вновь проложенные трубы пришлось хорошенько промыть, израсходовав на это почти 96 тысяч ведер.

Подавляющая часть воды была отпущена за деньги, на долю бесплатной воды приходилась незначительная часть. Почти вся она поступала в воинские казармы. А вообще основными потребителями магистральной воды были переселенческий пункт (12,2 процента), бани Барского (10,9 процента), бани Нестеровой (5,35 процента), городская больница (1,93 процента). Весной 1913 года городской управой было решено поставить шесть временных водоразборных ручных кранов для того, чтобы беднейшее население в период весеннего паводка могло пользоваться водопроводной водой. Одна такая будка обходилась в 70 рублей. Для основной массы "клиентов" водопровода стоимость воды составляла 2 рубля за одну тысячу ведер. Расчет за пользование водой из водопровода производился так называемыми водопроводными марками. Их выдавал особый комиссар при городской управе, который получал эти марки ежедневно и выдавал их за наличный расчет. Никаких скидок никому при этом не допускалось. Для городских же зданий, воинских казарм и разных благотворительных учреждений, где не было водопроводов, выдавались особые бесплатные марки.

Однако находились жители и учреждения, пытавшиеся добиться бесплатного пользования водой, изыскивая при этом, как им казалось, веские аргументы.

Один из водовозов Федот Селистровский обратился к губернатору с ходатайством сделать распоряжение о том, чтобы городская управа позволила ему, как отставному солдату, обремененному большой семьей и однорукому калеке пользоваться водой из водопровода бесплатно. "Ввиду того, что Селистровский просит воду не для собственного потребления, а для продажи населению, городская дума не находит возможным удовлетворить просьбу Селистровского, тем более что занятие водовозным промыслом исключает вопрос о той бедности, о какой пишет Селистровский", - сообщала газета "Голос Приуралья" 5 мая 1913 года.

Надо отдать должное городскому управлению - в оплате за водопровод оно никому уступать не собиралось. Даже когда об этом просил городской приют, ему было отказано, так как из-за отсутствия сметы на 1914 год "входить в суждение о недостатке средств на содержание приюта не представляется возможным, о пособии же водой не может быть и речи, так как, хотя водопровод и доходное предприятие, но пока приносит он городу убыток". Вот так считал городской голова.

Единственное исключение было сделано для правления Сибирской железной дороги, попросившей о снижении платы за воду для нужд дороги до 1 рубля 25 копеек за одну тысячу ведер. В противном случае правление грозилось выстроить свой водопровод и водокачку. После некоторых раздумий, видимо испугавшись конкуренции, местные власти решили пойти навстречу и удовлетворить требования железной дороги.
Завершение строительства водопровода пришлось на май 1913 года. 15 мая городская управа совместно с гласными думы приступила к приемке от фирмы Брянских заводов водопроводных сооружений. А 16 мая был уже составлен акт о приемке водопровода. Общая стоимость его составила 268155 рублей 19 копеек. Все деньги были уплачены в срок.

Так завершилась стройка, окончания которой долгие годы ждали челябинцы. Наш город еще на шаг приблизился к цивилизации.

Прокомментировать

Рубрика Челябинск

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *