За отсутствием преступления

Когда-то в Челябинске фамилия Евсея Рощупкина была легендарной. Он - первый руководитель Челябинских электросетей. Его арестовали в 1937 году. Жена Е.Рощупкина до самой смерти не убирала с вешалки не надетую мужем шубу, все ждала. Теперь шуба висит на вешалке в квартире дочери Зои Евсеевны. И еще она хранит страшный документ. Это собственноручное признание человека, оговорившего Рощупкина. Когда его тоже арестовали, у него остались жена с маленьким ребенком. Видимо, следователи этим шантажировали. Но в самом заявлении нет ни тени раскаянья. Наверное, потому, что в то время донос не считался доносом. И потом НКВД хотя и было самым страшным учреждением, но при этом оставалось советским. Многие верили, что оно борется с настоящими врагами. А если в колесо истории попадали невинные, то это называлось случайной ошибкой. Таким был уровень общественного сознания. Что многие "преступления" тщательно готовились самими работниками НКВД, мы узнаем только сегодня.

"Осенью 35-го года, - писал в своем заявлении доносчик, - я получил от следователя Шашкина Александра Сергеевича спецзадание составить такой материал против Рощупкина Е.М., который бы изобличил его в контрреволюционной деятельности и антисоветских разговорах. Указанное выше задание в 35-м году выполнить не мог, ибо, несмотря на все мое тщательное наблюдение за Рощупкиным, он не проводил контрреволюционной деятельности и не вел антисоветских разговоров. Но под давлением Шашкина А.С. я вынужден был написать материал с явно вымышленным содержанием... Мне вновь было дано особое задание тщательно следить за Рощупкиным, но до конца 36-го года я не имел такого материала и не мог ничего представить, вследствие чего в ноябре 36-го года я был вызван Шашкиным А.С., который под угрозой заставил меня подписать протокол... с добавлением, что Рощупкин вел антисоветские разговоры неоднократно. При этом я был предупрежден, что Рощупкин будет арестован, и с ним Ракушев и Кузнецов, а спустя некоторое время и другие. Но я был обязан молчать. 28 декабря 36-го года действительно были арестованы Рощупкин, Ракушев и Кузнецов, а 17 января 1937 года арестовали и меня. При допросе следователи Шашкин и Лихоле! предложили мне, несмотря на мое сопротивление, подтвердить вербовку Рощупкиным меня в контрреволюционную организацию, причем следователь Шашкин заявил, что если я буду подчиняться его указаниям, то мне ничего не будет, так как я помогал следствию и им нужен Рощупкин, а не я... 23 марта сего года (1937) при подписании документа об окончании следствия я со следователем Шашкиным уточнил в присутствии следователя Колесникова, что никакой контрреволюционной организации в ЧЭС фактически не было и нет, что меня никто не вербовал, и в этом следствие убедилось. После чего Шашкин придвинул ко мне стул вплотную, вполголоса сказал: "Вам не все ли равно, вы знаете, для чего все это делается, ведь вам ничего не будет". ... За день до начала процесса... Шашкин заявил мне, что после процесса я буду на свободе..."

Не только Е.Рощупкин и его товарищи погибли. Не вернулся из заключенния и тот, кто обрек их на смерть.

Прокомментировать

Рубрика Челябинск

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *