Дважды первооткрыватель

В каждой профессии есть свои почетные, заветные звания. В геологии это, конечно, первооткрыватель. В 1969 году утверждено правило отмечать первооткрывателей месторождений, имеющих промышленное значение, почетным дипломом и знаком. Не так уж их и много, первооткрывателей. А дважды -всего шесть, и среди них П.И.Отто.Их называют везучими. Не так уж густо лежат в земле руды, и геологи чаще всего не открывают, а доказывают, что в районе поиска их нет, тем самым сужая "поле счастья" везучим. Впрочем, случаются ошибки, и тем значительнее заслуга тех, кто исправляет. Так было с Павлом Ивановичем Отто. Его искательская судьба очень поучительна.

В тридцатые годы видный геолог В.Коптев-Дворников предположил, что в районе Верхнеуральска, в Поляковской свите, руды могут быть. Его предположение пришлось доказывать десятилетиями, а доказал весомым куском руды Отто в 1952 году. До того же всякое было.

К концу сороковых споры стали стихать. Почти готов был приговор: Поляковская свита на предмет поиска медных руд бесперспективна. И вот промозглым днем поздней осени в кабинете директора комбината Рыбакова появляется Отто и спрашивает:

- Не нужна ли вам руда? Я слышал, ваша кончается.

Он вынул из полевой сумки образцы добротного медного колчедана, затем показал на карте, где ее взять.

Они сели в директорскую "Победу" и поехали На месте Рыбаков сам спустился в шурф, а когда вылез, сказал:

- Ну спасибо. Скорее определяйте масштабы оруднения, а я вам
помогу.

И действительно помог: выделил дополнительно рабочих, снаряжение и построил дом для жилья. Это было очень кстати: нп участке одни палатки, а на носу зима.

Окрыленные находкой поисковики Отто до поздней осени тщательно изучали участок. Однажды вечером молодой техник-геолог Леня Терешкин принес из маршрута новые образцы, найденные на противоположном левом берегу речки. Изучив их, Отто определил идентичность руды с ранее найденными. Это была уже победа. Долго в тот вечер не смолкали разговоры в лагере.

Назавтра геологи нашли более крупные обломки руды на краю полей, куда их стаскивали крестьяне, чтобы не мешали пахоте. Пройденные канавы на пашне вскрыли новую зону оруднения.

Отто -- исконный золотоискатель. Родился на прииске •- печально знаменитой Карийской каторге. Только каторги той он уже не застал. Год его рождения был концом каторги, потому что это был 1917 год.

При советской власти он закончил приисковую четырехлетку, потом интернат с семилеткой, потом рабфак и институт в войну. Для победи нужно было золото, его и "бросили" на золото, а не на фронт. Может быть, потому что немец. Его назначили рудничным геологом: кончались разведанные запасы золото-молибденовой руды, прииск находился под угрозой остановки. Золотая жила, вроде бы, кончилась, он же стал доказывать, что она просто потерялась. И доказал, нашел ее продолжение за стометровым сбросом. Ведь никто и не верил... А не нашел бы - быть ему вредителем и пособником врага. Сослали бы куда-нибудь. А он нашел. Богатую золотую жилу назвали символично: "Победа".

Потом в Москве ему предложили работать на Южном Урале Он с радостью согласился - об этом "минеральном" районе столько читал! И каково же было его разочарование... Он ожидал увидеть Уральские горы, а увидел ковыльную степь и небольшие холмы - он попал на юг Башкирии.
Работа была связана с шахтой, и впервые он увидел и был заколдован красотой подземного царства, скрытого под ковыльным ковром башкирской степи. Работая в шахте, зная содержание подземной кладовой, он пытался найти на поверхности косвенные признаки руды. Потом, работая на границе с Челябинской областью на золотых и колчедановых месторождениях, он пришел к выводу, что эти места по геологическому строению очень похожи на район Башкирии. К тому времени во всем районе осталась одна его геологическая партия: сам Отто, геолог Петр Мичурин и несколько выпускников средней школы. Они-то и покрыли пешеходными маршрутами огромную площадь, и в августе 1949 года обнаружили сильно измененные породы с признаками оруднения и небольшие кусочки бурого железняка с баритом. По этим косвенным признакам создавалось впечатление, что где-то здесь должны быть медные руды. Вечером у костра в лагере, обсуждая результаты дня, решили назвать это рудопроявление Александрийским, так как в этот день исполнилось три года младшей дочери Павла Ивановича. Потом уже оказалось, что подарок был сделан самый весомый. На одном из небольших холмов среди пашни обнаружили старую канаву, в которой наблюдались измененные рудными процессами массивные порфиты с баритом, какие обычно залегают вблизи рудных тел на его лежачем боку. Отто решил вскрыть контакт с основными работами, но не успел: началась пахота, а потом поле засеяли пшеницей.

Сколько раз летом они приходили на эту горку, смотрели на тучные хлеба и ждали начала страды. И вот он, долгожданный момент - на поля вышли комбайны. Сразу вслед за ними на стерню пришли проходчики шурфов, и на втором уже, на глубине более десяти метров была вскрыта могучая залежь бурого железняка, что указывало на зону окисления над колчедановой рудой. Геологи называют такие залежи "железной шляпой"...

До конца дней своих Павел Иванович Отто оставался геологом. Уже на пенсии он работал над книгой "Полезные ископаемые Челябинской области". Увы, не успел завершить... Кто-то закончит его труд...

Прокомментировать

Рубрика Челябинск

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *