Чувство свободы

Кто он,  А.М.Аристов? Предприниматель. В Челябинске -- один из крупных. Все остальное - в беседе.

Александр Михайлович, ваша фамилия в городе известна. Обычно челябинцы связывают ее с хорошей колбасой. Но вообще-то вы не очень на виду. Я, как, наверное, большинство наших читателей, мало что знаю про вас. Расскажите, пожалуйста, о себе. Подробности уместны.

- Обычный для моего поколения путь: школа, поли­технический институт...
- Простите, школа - где?
- Я родился в городе Пласте. Там закончил школу, ушел в армию, потом институт, механико-технологический факультет. А затем занимался, как тогда говорили, шабашничеством. Монтировали в совхозах и регистрировали свой кооператив "Энергия", который действует до сих пор. Продали машины, купили станки, оборудование, стали выпускать гвозди. Наш гвоздильный цех серьезно конкурировал с гвоздильным заводом. Потом попробовали выпускать колбасу. Начинали в подвале. С этого пошло.

- А качество колбасы?
- Качество как? У нас ведь нет того, чтобы делать разную колбасу: это для себя, это для высоких гостей, а это на продажу. Все из одной печки
- что в киоск, что себе. А себе же плохую колбасу не будешь делать. Привезешь домой, жена ворчит: что-то много соли или еще чего. Завтра
едешь в цех, смотришь, в чем дело. Я-то так не работаю: сам строитель и вдруг стал колбасником. Мы сразу же взяли с мясокомбината технолога, главного инженера, платили им деньги серьезные. В принципе мы только организаторы. Всех собрали, организовали производство.
- Значит, колбаса и была вначале.
— Нет. Рще до колбасы был куриный помет. Только Горбачев объявил о кооперативах, и я в Свердловске увидел, как ребята привозят в сады куриный помет. Я думаю, дай попробую. Взял трех преподавателей ЧПИ мешки клеить. А у них было приспособление для этого. И они в гараже клеили мешки - 20 копеек за мешок. Ночами, сутками не выходили из гаража.
- Доценты небось на вас работали?
- Кандидаты наук, наверное, были, старшие преподаватели. Мы проработали май, июнь, июль. И все. Директор птицефабрики запротестовал. Помню, приехал я к нему впервые, говорю: хочу помет у вас купить. А он: сколько? Говорю: тонн пятьдесят, сто. А там - горы. Он говорит: какой разговор, спасибо скажу, что вывез. И начали брать. Потом ему кто-то сказал, что мы продаем помет по два рубля за лопату. Приезжаю к директору, он на меня: ты спекулянт, на народе наживаешься, заплати за помет. И завернул цифру - где-то половину нашего заработка. А мы тысяч пятьдесят уже заработали - серьезные деньги. То был первый толчок. Потом были гвозди, колбаса, заправки.
- Александр Михайлович, а кем вы теперь являетесь?
- Я? Владельцем. Совладельцем. V нас много фирм. Порядка десяти акционерных обществ, порядка пяти ТОО. Там, где мы имеем контрольные пакеты.
- Мы - это кто?
- Мы - это я и мой компаньон Антипов Юрий Васильевич. Он начинал вместе со мной колбасный цех.
- И теперь он там?
- Да, но не только. Допустим, юрювый цешр. Там есть директор, другие специалисты. А мы входим в совет директоров. Есть хозяева, которые получают дивиденды и только направляют стратегию. А мы - действующие хозяева, то есть вникаем во все дела.
- А как вы "взяли" торговый центр?
- Совершенно случайно. На аукционе в первый раз купили 5 процентов акций. Потом на ваучеры купили 3 процента. А потом получилось как? Тут была фирма "Уралком", имела 40 процентов акций. А у нас уже было 20 процентов. Они уехали в Израиль и нам продали акции. И мы сразу получили пакет. И тогда стали смотреть, что и как делать.
Сейчас прибыль хорошая. Подготовлен проект реконструкции торгового центра. Будет второй и третий этаж. С эскалаторами. Площадь увеличится в два раза. Ведь само помещение, по сути, цирк, а не торговое здание. Года через три-пять торговый центр вы не узнаете.
- В народе говорят: самая дешевая водка - в торговом центре. Что, вы как-то контролируете цены?
- У нас сейчас хорошая конкуренция. Как было? Наши говорят: давайте запретим арендаторам торговать какими то товарами или запретим снижать цены. Я говорю: нет, раз у них хорошо идет, то у вас должно быть еще дешевле - вы же берете в десять раз больше, чем они. Теперь получается так: мы цены пониже - они цены пониже, а в результате выигрывает покупатель.
- Александр Михайлович, а что такое для вас ЧЭМК?
- Одно из наших предприятий.
- А зачем оно вам?
- Были у нас предприятия по 50-100 человек. Попробовали - получилось. Торговый центр - здесь уже две тысячи. Попробовали - получилось. Торговый центр стал давать больше прибыли. Только на содержание базы отдыха в прошлом году затратили 1 млрд. 700 млн. рублей. Люди ездят, отдыхают. А дальше... Деньги надо было куда-то вкладывать. На аукционе купили 3 процента акций ЧЭМК. Потом еще три, еще пять. Потом начали вникать В завод.
- Но вы, наверное, знали, что завод не из самых новых. И проблем у него хватает.
- Конечно, были трудности. На заводе как? В каждом цехе - свой коллектив. Человеку со стороны трудно подступиться. Как это так: колбасник нами руководит, он слово "феррохром" не умеет выговаривать. В принципе они правы. Но и мы знаем: надо создать команду. Как только команда поняла, что ты хочешь, так начала работать. С апреля завод задышал. Включили все печи. Доволен глава районной администрации В.Трегубенков: мы давали до 70 процентов бюджета. Апрель, май, июнь, июль отработали отлично. V нас денег тьма. Мы уже решили достраивать две заброшенные девятиэтажки. Выплатили зарплату. Вернули долги за четыре месяца того года. Резко добавили зарплату - от результата. Вообще раньше завод был так сложен: цех выпустил что-то и его уже не волнует, что будет дальше с его продукцией. Когда мы пришли, заводу должны были 97 млн. рублей. Отдали коммерческим структурам. А теперь ни денег, ни структур. И что мы сделали? Ничего особенного: запретили отпуск продукции без оплаты. Если кому и отпускать, то только постоянным потребителям. Скажем, ЧМК. Словом, дело пошло. Но резко возросли цены на электроэнергию - в четыре раза за год. И возникли проблемы с поставкой сырья. Какие-то коммерческие структуры взялись вытеснить нас с рынка. Мы прилагаем все усилия, чтобы решить эти проблемы.
- В том числе и построить свою электростанцию?
- Да. Ее надо было построить два-три года назад. Нам надо сто млн.долларов. Таких денег у нас нет. Мы сказали представителям "Дженерал электрик" так: вы нам ставите электростанцию, как только она станет вырабатывать энергию, мы каждый месяц будем экономить 4-5 млн. долларов.Сегодня мы их выбрасываем в форточку Этими деньгами мы могли бы рассчитываться за оборудование.
- Александр Михайлович, вы все время расширяетесь. Но, может быть, на каком-то этапе возникла мысль: хватит. Больше не надо. Больше не осилить. Пора остановиться. Или не остановиться?
- Человек так устроен. Конечно, не остановиться. Это уже превратилось в спорт.
- И к чему это приведет? Что дальше?
- Еще больше. Еще какие-то предприятия. Империя создается.
- Так не хватит же вас.
- Команду надо собирать. Это да, я сейчас на завод вместе с генеральным директором утром прихожу и вечером ухожу. Уже год так. По идее я, как хозяин, должен ждать дивидендов. Может быть, на Западе это и так. А у нас - только самому. Только тогда будешь спокойно спать.
- Но и при социализме в таких условиях, как сейчас, вы могли бы управлять, не являясь собственником. Какая разница?
- В принципе никакой. И при социализме директора умирали на заводах от инфарктов. Это уже превращается в цель жизни. Сейчас я собственник, но деньги уже не имеют смысла - для личного пользования. Разницы нет. Кроме того, что при социализме я не мог стать директором завода.
- Александр Михайлович, говорят о "новых русских". И так говорят, и сяк говорят. А вы что скажете?
- Есть "новые русские", которые вкладывают деньги здесь, и есть другие, которые вкладывают деньги там, за границей. Вот зачем нам надо
вкладывать в торговый центр миллиардов пять-шесть на реконструкцию и еще столько на замену оборудования? Эти деньги можно увезти на Запад, пусть там лежат. Там меньше риска. Кто знает, как тут сложится!
- Согласитесь, что интерес к вам объясняется прежде всего тем, что вас считают богатым человеком. Скажите, как вы стали богатым человеком?
- Я, по-моему, только и делал, что объяснял, как это получилось. Так сложилось. V каждого есть своя дорога. Сначала все время хотел заработать какие-то деньги. Заработал. Вложил.
- Значит, как говорят в Америке о своих миллионерах, начали со ста долларов и раскрутили их.
- Примерно так и есть. Мне еще в том повезло, что я в тот момент оказался в нужном месте. И к тому времени прошел школу предпринимательства.
- А школа откуда?
- От шабашки.
- А шабашка откуда? Я иначе спрошу. Вы сейчас живете в роскоши.
- Вы считаете, что это роскошь? Тогда вы не знаете, что такое роскошь.
- Может быть. Но вы знаете, что такое богатство А известно ли вам, что такое бедность?
- Да. До 20 лет жил очень бедно. У меня родители - обычные люди.
- Кто они?
- Отец умер, когда я еще в армии был. Он работал мастером на шахте. А мама работала продавцом в книжном магазине. Я приезжаю в Пласт и как-то захожу в барак, в котором вырос. В нем до сих пор живут люди. И думаю, как же мы в нем помещались?
- Какая у вас семья теперь?
- Жена, дочь живет отдельно, внучка.
- А сколько лет вам?
- Сорок семь.
- Пожалуй, на столько не выглядите.
- Старюсь. Работа такая, спокойная. Чувство свободы. Вы спрашивали:чем отличается директор завода при социализме от меня? Я вам скажу: чувством свободы.
- Не могу не спросить о безопасности
- К этому как-то привыкаешь. Поначалу побаивался, конечно. То один знакомый застрелен, то другой. Стараемся не конфликтовать, разбираться.Охрана у меня есть, но если примут решение убрать, никакая охрана не спасет. Хорошо быть богатым, независимым, но есть и другая сторона. Издержки. Я считаю: главное - вести бизнес честно.
- Получается так, что вас всегда сопровождала удача...
- Я был первым и брал то, что никому не принадлежит. А потом оставалось развиваться.
- И так до сих пор?
- Да. Сейчас мы строим центр пищевой индустрии. Будет единственный в Европе такой завод. Проектная мощность - миллион бутылок в день. Соки, минеральные воды, шампанское, легкие коктейли. Из-под кранов на Западе уже никто не пьет. Этот центр будет давать такие же прибыли, как ЧЭМК. И такие же налоги в бюджет.
- Мне остается поблагодарить вас за беседу и пожелать успехов.

Спасибо.

Что ни говори, предприниматели для нас - люди новые. Из своей же Среды, а новые, проявившие себя необычно. И как бы не совсем нам понятные. И сами они, возможно, еще не освоились в новом ранге, проявляют осторожность, опасаясь завистливых глаз или социальных перемен. Разумеется, в людях, добившихся возможности расп

Прокомментировать

Рубрика Челябинск

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *