Безвестность

Сергей Ударцев в 1 994 году закончил в Челябинске высшее танковое училище с красным дипломом и был направлен для прохождения службы в Ленинградский военный округ, в отдельный танковый батальон.

До 14 декабря известия, приходившие от него, не вызывали беспокойства. Но в тот день он позвонил бабушке и сказал, что отправляется в командировку. Куда - не сообщил. Родители Сережи уже поняли: Чечня.
...Грозный. Уже в самом городе российские танкисты подбили один танк противника, вели прицельный пулеметный огонь... Но через несколько минут машина Сергея была обстреляна из гранатомета.

Танк Сергея Ударцева шел в колонне первым. Одна из гранат разорвалась на броне. Сергей знал, что у него на танке - десант мотострелков. Что с ними?

"Посмотрю, что с десантом, •• сказал он наводчику, -- может, помочь нужно".

Сергей открыл люк. На броне разорвалась граната, и его взрывной волной выбросило наружу.

Наводчик растерялся и стал лихорадочно передавать в эфир: "У меня командира выбросило из танка! Что мне делать?"

Он видел, что Сергей жив и пытается приподняться с. мостовой.
За машиной лейтенанта Ударцева следовал танк вновь назначенного командира роты. В о!вет на отчаянные радиозапросы наводчика из впереди идущего танка последовала команда: "Вперед!"

Штурм не удался. Батальон танкистов и пехоту должны были поддержать десантники, но их обстреляли на мосту, и они отошли.
Лейтенант Ударцев остался лежать на мостовой

***

Анна Алексеевна Месечко - одна из многих старушек, оставшихся в Грозном, несмотря на бомбежки и обстрелы.

После неудавшегося штурма наших танкистов она шла к своей дочери в другой район города, когда увидела лежащего на мостовой без признаков жизни российского офицера. Анна Алексеевна оттащила молоденького лейтенанта на газон, чтобы машины не изуродовали тело. На другой день она вернулась на то место вместе со своей дочерью, чтобы похоронить лейтенанта. Никаких документов у офицера не было. Но дочь Анны Алексеевны - Ирина - заметила: на шее офицера, на шелковой ниточке был прикреплен маленький личный номер.

Она срезала личный номер и спрятала, заметив приближающихся боевиков. Женщины отнесли тело к двухэтажному дому, в подвале которого в последнее время пряталась Анна Алексеевна, и похоронили его во дворе.

***

Только 12 января 1995 года Наталье Павловне и Александру Витальевичу удалось выяснить, что их сын числится как "пропавший без вести". По телефону вообще узнать что-либо невозможно. По семьвосемь часов беспрерывно Наталья Павловна вела поиски сына. Но поняв безнадежность таких усилий, вместе с сестрой вылетела в Моздок. Им удалось пройти на Северный аэродром и найти оперативную группу Ленинградского военного округа. Женщины поговорили с солдатами и офицерами из 1 29-го полка, с танкистами из наспех сформированного 133-го батальона, где служил Сергей, -никому о судьбе их сына ничего неизвестно, да и никто из начальства этим не обеспокоен. И только от одного подполковника они узнали, что Сергея во время наступления в Грозном взрывной волной выбросило из танка. Жив ли Сергей, ранен? А может быть, получив ранение, сумел укрыться где-нибудь
в подвале?

Большего выяснить не удалось. И, согреваясь крохотной надеждой на лучшее, женщины вернулись в Челябинск.

- Мы поняли одно, - сказала Наталья Павловна, - чтобы найти сына, нужно пробираться в Грозный. И сделать это нужно мужу.

Она вернулась в Моздок вместе с мужем.

Полковник Ударцев договорился с военными и вместе с ними на вертолете улетел в Грозный.

Ударцев начал собственное расследование. Он твердо знал, что не покинет Грозный, пока не найдет сына.

Ударцев обошел весь 133-й танковый батальон (каждая рота базируется в разных местах Грозного). Наконец нашел экипаж Сергея, командира роты, в которой его сын командовал взводом.

Узнав от экипажа, как все произошло, Ударцев стал выяснять, в каком именно месте Грозного это случилось.

(До этого, опять же случайно, Ударцевы услышали о том, что какая-то женщина в Грозном похоронила лейтенанта-танкиста. Уже было известно, что кроме Сережи без вести пропавшим из офицеров-танкистов никто на тот момент не значился.

Одна из женщин, услышав, как мужчина расспрашивает о похороненном лейтенанте-танкисте, крикнула: "Я видела! Эта женщина живет на Первой Садовой улице!"

Предстояло дойти до Анны Алексеевны. С Ударцевым согласились пойти четверо мужчин (один из них - чеченец). Александр Витальевич переоделся в одежду беженца, и они пошли.

Пробираясь дворами, дошли до нужного дома и встретили Анну Алексеевну Месечко. Перед домом - три могилы. Месечко показала ту, в которой она похоронила танкиста - на могиле был небольшой крестик.

"Давайте пока не будем трогать эту могилу, - устало сказала она,
- а вдруг там не ваш сын..."

Личный номер сына отец знал. Оставалось только сверить цифры с теми, что были на личном номере, который хранился у дочери Месечко
- Ирины. Но она жила в другом районе. Четверо мужчин идти в тот
район отказались - опасно.

Александр Витальевич пошел туда вместе с Анной Алексеевной. ...Каждую цифирку, названную Ириной, сверял Александр Витальевич с теми, что держал в голове. Каждую. По несколько раз. Еще и еще... Сошлось.

Последняя надежда рухнула, когда Ударцев раскопал могилу. Он нашел своего Сережу. Месечко дала ему санки, он укрепил на них доску, привязал к ней сына и, уже не обращая внимания на стрельбу, пошел... Ударцев привез сына в 129-й полк и вместе с ним прилетел на вертолете в Моздок. В Моздоке Ударцевы еще раз простились с Сережей. Александр Витальевич, как положено, оставил тело похоронной команде. В журнале этой команды 26 января Сергей Александрович Ударцев был записан под номером 606. Ударцевы попросили военных как можно быстрее отправить тело сына в Челябинск военно-транспортным самолетом. 27 января они были уже в Челябинске. Последняя пытка для Александра Витальевича и Натальи Павловны закончилась только 2 февраля. В этот день они наконец похоронили сына...

Прокомментировать

Рубрика Челябинск

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *