Структурно-семантические особенности текстов социальных сетей (на примере Twitter).

С настоящее время интернет-коммуникация играет существенную роль в жизни общества, однако, как лингвистический феномен, она изучена далеко не полностью [6, с. 3]. В лингвистике данный феномен нередко определяют как качественно новый жанр коммуникации, новизна которого отнюдь не уменьшается с увеличением степени его изученности. [4, с. 56] Это обусловлено сущностью медиума данного жанра коммуникации - компьютерными технологиями, которые постоянно развиваются все более растущими темпами. [8, с. 3] Помимо инновационности, научный интерес интернет-коммуникации определяет и высокая популярность. Комбинация этих существенных характеристик, можно сказать, обязывает лингвистов успевать отражать развитие данного коммуникативного жанра, который задает тон всему современному дискурсу и влияет на развитие языка. Наиболее популярным форматом интернет-коммуникации является социальная сеть, весьма перспективной социальной сетью является Твиттер. [6, с. 36]

Особенности текстов, порождаемых в интернет-коммуникации, определяются в первую очередь компьютерными технологиями, обеспечивающими коммуникацию, с овстроенным лингвистическим анализом текста онлайн. Такое техническое ограничение текстопорождения в Твиттере, как лимит линейно-знаковой части твита (основной формы текста в Твиттере), задаёт малый формат текстов Твиттера и стимулирует различные виды их компрессии: лексическую (аббревиация и усечение слов), семантическую (логическая операция импликации), стилистическую (метафора, метонимия, образное сравнение, специальная лексика, специальная грамматика, различные экспрессивы) и синтаксическую (эллипсис и номинативные предложения) компрессии.

Необходимость компактно выражать мысль в Твиттер-дискурсе стимулирует обилие эмодзи в текстах Твиттера. Эмодзи — это одноуровневая система икон, индексов и символов, основными функциями которых являются: замещение знаков естественного языка на основании общего референта (синтаксическая функция компрессии) и восполнение естественной поликодовости коммуникации “лицом-к-лицу”, которой лишен традиционный письменный текст (экстралингвистическая функция). Поликодовость коммуникации “лицом-к-лицу” задается экстралингвистическим компонентом, который может выступать в коммуникации как в качестве дополнения лингвистического компонента, его заместителя в определенных случаях, так и в качестве самостоятельного, предпочтительного источника информации, такой, например, как эмотивная модальность сообщения. Эмодзи, привнося экстралингвистический компонент в текст, совершают его семиотическое осложнение, в результате чего формируется поликодовый текст, состоящий из знаков различных семиотических рядов. Если референт знака эмодзи соотнесен с пропозицией языковой части текста, то знак эмодзи инкорпорируется в поверхностную структуру языковой части, где занимает место аналогичного языкового знака. Если же знак эмодзи реферирует к экстралингвистическому компоненту в данном коммуникативном акте или вообще не имеет вербальной экспликации, то в тексте Твиттера он помещается за пределами вербальной части, перед ней или после нее, но линейно соотносится с ней. Ввиду возможности включения языковой (вербальной) частью текста знаков “неязыковых” семиотик, представляется корректным идентифицировать эту часть текста Твиттера соответствующим образом — как линейно-знаковую.

Нелинейное семиотическое осложнение текста Твиттера возможно посредством вложения в текст знакового комплекса с иконическим компонентом в качестве структурообразующего звена. Самый простой вариант такого знакового комплекса - изображение. Основное предназначение изображений в твите - иллюстрация языковой части, то есть обогащение плана содержания текста прагматическим значением. В структуре твита изображение располагается под линейно-знаковой частью. Изображение может содержать экспоненты различных семиосфер, нередко - элементов естественного языка, в случае чего оно само по себе является поликодовой конструкцией. Особый интерес представляет частный случай такой конструкции - изображение мема.

Термин “мем” относится к культурологии и обозначает элемент культуры как системы поведения, массово реплицируемым членами общества. [1, с. 216.] С позиций лингвистики мем — это фрейм. Помещенный в коллективное сознание мем имеет “формат” прототипической ситуации, который способен к массовой репликации в силу своей идеационности. На субъективном уровне мем воспринимается как актуализированная прототипическая ситуация, то есть фрейм с заполненными слотами. В случае с изображением мема для коммуниканта информативны именно заполненные слоты фрейма мема, а не фрейм мема, который уже осознан коммуникантом как элемент культуры или системы поведения. В этом состоит функциональное отличие изображения мема от мема как такового: Функция первого заключается в том, чтобы “вжить” в сознание индивида некий новый культурно-поведенческий шаблон, функция второго — игра на уже действующем шаблоне путем его актуализации в нетипичном контексте. Именно нетипичное заполнение слотов фрейма в изображении мема реализует рекреационный эффект, осуществляет людическую функцию при изображении мема, помещенного в текст Твиттера.

Еще одной особенностью, которую необходимо затронуть в этом компактном обзоре структурно-семантических особенностей текстов Твиттера, является гипертекстуальность. Лежащая в основе организации всего интернет-дискурса, гипертекстуальность в Твиттере проявляется на двух уровнях: внешнем и внутреннем. [9, с. 25] Тексты, порожденные за пределами Твиттер-дискурса, относятся к внешнему гипертексту, реализация которого в Твиттере включает возможность поликодового указания на внешний текст-цель путем включения полнозначного фрагмента текста-цели в текст-источник в качестве поликодовой контент-гиперссылки. Ко внутреннему гипертексту в Твиттере относятся тексты Твиттер-дискурса, связанные посредством ретвита, хэштега, ответа, тренда и упоминания. Перечисленные средства также выполняют функцию интертекстуальной связи текстов Твиттера.

Таким образом, тремя основными структурно-семантическими особенностями текстов Твиттера являются: малый формат, который задается технически обеспеченным ограничением линейно-знаковой части твита, поликодовость, позволяющая восполнить экстралингвистический компонент коммуникации в сообщении, и гипертекстуальность, которая позволяет в текстах Твиттера реферировать ко внешним текстам интернет-дискурса путем инкорпорации в первые указателей на последние и их полнозначных фрагментов и обеспечивает интертекстуальную связь текстов Твиттера.

Список использованных источников:

  1. Докинз, Р. Бог как иллюзия. / Р. Докинз. – СПб.: Азбука, 2013. – 472 с.
  2. Словарь когнитивных терминов. / Сост. Е.С. Кубрякова, В.З. Демьянкова, Ю.Г. Панкрац, Л.Г. Лузина. – М.: Филол. ф-т МГУ им. М.В. Ломоносова, 1997. – 245 с.
  3. Никитин, М.В. Курс лингвистической семантики: Учебное пособие. / М.В. Никитин. – СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2007. – 819 с.
  4. Усачева, О.Ю. К вопросу о жанрах интернет-коммуникации. / О.Ю. Усачева. – М.: Вестник МГОУ, 2009. – №3. – 55–65 с.
  5. Чернявская, В.Е. Лингвистика текста: Поликодовость, интертекстуальность, интердискурсивность. Учебное пособие. / В.Е Чернявская. — М.: Либроком, 2009. — 248 с.

Авторы: Лесонен Сергей Федорович, Руберт Ирина Борисовна, Санкт-Петербургский государственный экономический университет, Магистерская программа «Теория перевода и межкультурная/межъязыковая коммуникация» E-mail: sereja.lesonen@yandex.ru

Прокомментировать

Рубрика Обучение

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.