К вопросу изучения стилей речи в фольклорных текстах зрелищных форм искусства

Считается, что различным ситуациям социокультурного взаимодей­ствия соответствуют свои жанры, придающие специфичную выразитель­ность вербальной коммуникации. Понятие жанра означает определенную устойчивую выразительную форму, где особым структурным образом ор­ганизуется речевой материал (пословица, загадка, лекция, доклад, оратор­ские выступления, стихи и т. п.) и применяются особые формы символиза­ции (миф, сказка, поэтическая речь и т. п.). Один и тот же жанр может со­путствовать нескольким речевым событиям или ситуациям, но в одной и той же ситуации могут использоваться различные речевые жанры.

Формы и стили речи рассматриваются как важные системообразую­щие компоненты вербальной коммуникации (например, литературный язык, просторечие, сленг).

Каждое речевое событие в зрелищных формах не является коммуника­тивно однозначным и самодовлеющим, но становится объектом интерпрета­ции, то есть определенным образом истолковывается участниками коммуни­кации. В стандартных ситуациях взаимодействия складываются определен­ные нормы интерпретации, то есть разделяемые конвенциональные представ­ления о ситуативно ограниченных связях обозначаемого и обозначающего.

Ограничения налагаются приведением во взаимно-однозначное соответ­ствие норм функционального взаимодействия жанров, кодов и стилей речи.

Использование фольклора на площадках различных действ как осо­бой формы языка словесного искусства, занимающего почетное место в общем фонде основных духовных ценностей русского народа, важно не только само по себе, но и для познания языка в целом.

Поэтика традиционного фольклора сложилась исторически в услови­ях устного бытования, выработавшего в его произведениях особые прие­мы, многие из которых первоначально несли мнемонические функции, об­легчавшие запоминание, впоследствии эти особые приёмы стали воспри­ниматься как стилистические. Записи традиционного фольклора фиксиру­ют тексты, построенные по законам именно этой поэтики. При этом надо заметить, что разные жанры фольклора имеют неодинаковое отношение и к истории и к современности.

Сложность структуры языка и стилистики фольклора определяется также и тем, что исполнение произведений фольклора представляет собой не автоматическое воспроизведение константного текста, а творческий процесс создания исполнителем конкретного индивидуального варианта со своей стилистикой языка, со своим пониманием произведения в целом.

Фактор владения языком, выбор жанра и стиля речи зависят и от си­туации общения, и от направленности на адресата, и от эмоциональных ус­тановок общающихся. Выбирая адресата, т. е. свою аудиторию, говорящий выбирает стилевой ключ, руководствуясь коммуникативной целесообразно­стью в данной ситуации: исполнение фольклорного материала может быть официальным или дружеским, бытовым, интимным. Оно может быть минор­ным, мажорным, разговорно-бытовым, литературно-художественным или окрашенным жаргонными словами и оборотами речи.

Язык каждого жанра обладает чертами, более или менее однородными и специфичными именно для него. Стили языка и речи различных жанров фольк­лора формируются на базе говоров разных местностей и от этого никуда не де­нешься, эти говоры могут обладать значительным фондом диалектных различий разных уровней как между собой, так и между тем или иным говором и литера­турным языком. И главное, необходимо учитывать и то, что в разных местностях бытуют разные жанры фольклора. Неоднородность языка и стиля речи фолькло­ра в разных его жанрах бросается в глаза при первом же непосредственном зна­комстве с фактическим материалом.
Русский народный эпос и русские народные сказки в частности ха­рактеризуются определённым ограниченным списком сюжетов, которые развиваются при помощи традиционных средств, отлившихся в традици­онную форму. Личностное начало исполнителя может проявляться в раз­ной степени овладения традиционными средствами, начиная от высоких образцов творческой интерпретации материала (например, былины и сказ­ки) и кончая сбивчивым и неумелым изложением сюжета. Хорошие вари­анты творческих исполнителей по своей полноте и художественной разра­ботке приближаются к идеальному инварианту данной былины или сказки. Это находит своё выражение в различной степени богатства структурных языковых элементов произведения, а также в соблюдении стилистики.

В фольклоре диалектически сочетаются традиционность с импрови­зацией, устойчивая поэтическая фразеология с относительной свободой её использования, стабильность сюжетов с относительной свободой в компо­новке мотивов в сюжет и т. д.

Если эффективность высказывания оценивается говорящим по сте­пени качества выражения мысли, по критерию доступности высказывания адресату, то восприятие и понимание этого высказывания адресатом может быть оценено совсем по другим критериям. Это бывает очень часто в раз­личных ситуациях, например, адресат не верит правдивости говорящего; опыт слушающего подсказывает свои, совсем неожиданные ассоциации, побуждающие слушающего усмехнуться иронически; адресат понял вы­сказывание не так, как хотел говорящий. При исполнении фольклорных произведений на различных площадках (например, сказки) многое зависит от исполнителя-рассказчика - сумеет он заразить своим рассказом, виде­нием, юмором и всеми выразительными средствами речевого жанра, зна­чит слушатель пойдет за рассказчиком и будет слушать внимательно, соз­давая свои ассоциации, смеяться вместе с ним.

В работе над фольклорным текстом вопрос воссоздания стиля произ­ведения является одним из самых сложных и решается всем комплексом исполнительских и режиссерских задач.

На исполнителя сказки воздействует и округлость музыкальных оборо­тов народного языка, и звучание отдельных слов, и логическое, естественное построение фразы, и тот своеобразный аромат, который присущ каждому произведению фольклора. Исполнитель ощущает язык сказки почти физиче­ски. Но это «почти физическое» ощущение стиля не приходит само собой.

В языке фольклора отражаются типичные, существенные стороны ха­рактера персонажа, его склад мысли, душевное состояние. Именно в стиле речи раскрывается содержание сказки и язык служит важнейшим средством выражения главной идеи произведения. Помимо этого основного смыслового наполнения, язык содержит еще огромный дополнительный материал, кото­рый является для исполнителя источником самых разнообразных сведений, помогающих в создании образа, во вскрытии тончайшего смысла народной или авторской сказки. Язык сказки - это как бы дополнительные ступени во­внутрь произведения. Для овладения текстом сказки исполнителю необхо­димо сделать мысли автора (а в народной сказке это - народ) своими, а это значит - полюбить язык народа (русский, башкирский, грузинский и т. д.), научиться думать в его языковом строе, понять, ощутить его стилистическую манеру. Поэтому стиль каждого произведения неповторимо индивидуален, хотя и несет в себе черты, типичные для данного народа или автора. Изучая фразы, выражения, обороты речи, вдумываясь в логику мышления и иронию высказывания, исполнитель сказки приучается ощущать авторский стиль, чувствовать особенности языка, манеру и стиль речи.

Необходимо отметить, что вопрос донесения стиля речи является од­ним из самых сложных и спорных с точки зрения приемов работы. Стиль речи, народная интонация несут в себе то неуловимое, что фиксируется с большим трудом и может быть передано лишь по мере решения всех тех­нических и творческих задач, стоящих при работе над сказкой. В поисках ключа к овладению характером слога русской или башкирской сказки мы основываемся на общности творческого подхода к созданию авторского текста и рассказчика, который передает этот текст. В процессе рождения действенного слова в сказке решающую роль играет совершенное владе­ние мыслями автора, закономерным и точным отражением которых явля­ется языковой строй произведения. Поэтому все этапы работы над текстом сказки, начиная с самого первого - разбора, являются подступами к овла­дению стилем речи, нащупыванием тех путей, на которых рождается непо­вторимая интонация народности. Исполнитель добивается образности и конкретности слова для того, чтобы слушатель эмоционально зажил теми же чувствами, которые волнуют автора произведения, чтобы откликнулись те же струны в его душе.

Источник: Пятые Лазаревские чтения: «Лики традиционной культуры»: материалы междунар. науч. конф. Челябинск, 25–26 февр. 2011 г.: в 2 ч. / Челяб. гос. акад. культуры и искусств; ред. проф. Н. Г. Апухтина. – Челябинск, 2011. – Ч. II. – 350 с.

Автор: Соковикова С. М

Прокомментировать

Рубрика Лазаревские чтения

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *