Раскопки Триалетских курганов по методу Б. Куфтина

Борис Куфтин является видным исследователем культурного наследия Грузии и всего Кав­каза. Ученый глубокой эрудиции и аналитического мышления, обладающий неиссякаемой энер­гией к исследованию - таким знали его коллеги. Грузинские и зарубежные исследователи и по сегодняшний день опираются на изученные им памятники бронзового века.

Особый интерес вызывает полевая методика, используемая Б. Куфтиным в процессе раско­пок. Несмотря на экстремальные условия работ (1:97), исследователь на первом этапе осуществлял разведку. Но когда власти требовали ускорения исследовательских работ, экспедиция продолжала синхронно осуществлять разведку и раскопки.
В процессе раскопок, осуществляемых одновременно на нескольких курганах, Б. Куфтин не опирался на какой-либо конкретный метод. Для выявления могильной камеры он иногда рыл траншею в центральной части кургана, а порой применял метод снятия квадратов в шахматном порядке, иногда же он хаотически рыл шурфы по всей территории кургана, затем снимал поэтапно слой и проникал в глубину. Снятие слоев осуществлялось до определенного уровня, в зависимости от размера камня или состава слоев почвы и ее цвета (2).

При раскопках курганов малой величины Б. Куфтин отдавал предпочтение снятию слоев с насыпи в центральной части кургана. В основном, раскопки курганов по методу Б. Куфтина встре­чаем на примере кургана «Беюк-Тепе».

раскопки триалетских курганов

Первоначально были осуществлены замер, фотографирование и описание кургана (3:14). Для определения структуры насыпи, в восточной части кургана была сделана траншея длиной 16 м в южном направлении. С целью наблюдения и для точной фиксации границ насыпи данная траншея была продлена в южном направле­нии. В результате было установлено, что от северной границы траншеи каменная насыпь распространялась на 17 м, затем показался чернозем, который переходил в желтозем (2). Для подтверждения того, что это был настоя­щий курган, внутри кургана были проделаны три шурфа. Так как разведывательная тран­шея не выявила археологического материала, с южной стороны кургана к центру до уровня материка он прорыл траншею шириной в 10 м.

Длина траншеи от восточно-западной оси по направлению к югу составляла 37,5 м. Восточный край траншеи был отдален от северо-южной оси кургана на 8 м, а западный край - на 2 м (рис. 1). Высота задней части траншеи достигала 3,5 м, высота насыпи на северо-восточной стороне - 2,5 м, на северо-западной - 2,45 м. За насыпью земли показался край ямы. Он обнару­жился на уровне 1/2 м от уровня материка. Вся площадь у поверхности ямы составляла 100м2. Яма в направлении с восточной стороны к западной имела удлиненную форму. Длина ямы с запада на восток на уровне материка составляла 10 м, на уровне дна - 7 м, ширина от уровня материка - 6,5 м, от уровня дна - 2,5 м, глубина от уровня материка - 2 м (3:14).

Там, где разрез не выявлял никакого археологического материала, Б. Куфтин прекращал ра­боты, и с целью экономии времени изучение зтих курганов не осуществлялось.

Литература:

  • Абулашвили Т., , 2001 Б. Куфтин исследователь Триалетских курганов, Дзиебани, 8, сс. 96-107.
    Дневник работ Цалкинской археологической экспедиции 1936 года.
    Жоржикашвили Л., Гогадзе Э. Памятники Триалети эпохи ранней и средней бронзы, Тб., 1974.

Автор: Абулашвили Т. Грузия

Прокомментировать

Рубрика Археология, Этнология, Фольклористика

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.