Позднеэнеолитическая керамика пещеры Арени-1

В последние годы в южных районах Республики Армении работами экспедиций Иинститута Археологии и Этнографии НАН РА были выявлены позднеэнеолитические памятники (Неркин Годедзор[1], Арени-1), где наряду с энеолитической местной и импортной керамикой в одном слое встречаются также образцы, изготовленные энеолитическими технико-технологическими тра­дициями, однако уже имеющие близкие к куро-араксским типологические признаки и формы. В данном культурном контексте, правда, в ограниченном количестве, наличествуют также классиче­ские образцы собственно Куро-Араксской культуры, несмотря на то, что куро-араксского слоя как такового зафиксировано не было. Подобные проявления заставляют задуматься о правомерности рассуждений относительно местного зарождения Куро-Араксской культуры из энеолитической, а также попыток пересмотра хронологических рамок ее начальных этапов вплоть до размещения их в пределах позднего энеолита (качественно новый возврат к «куро-араксскому энеолиту»). В связи с этим, огромный интерес представляют данные, полученные при предварительном изуче­нии позднеэнеолитического керамического материала Арени-1 и позволяющие сделать некоторые наблюдения, касающиеся вопросов генезиса керамики Куро-Араксской культыры.

Многогалерейная карстовая пещера Арени-1, известная также под именем Птичья пещера, находится к востоку от села Арени и расположена в скалистых известковых образованиях лево­го берега реки Арпа (приток Аракса). Археологические работы здесь производились совместной армяно-ирландско-американской экспедицией в 2007-2008 гг. По данным разведовательных шур­фов, заложенных на различных участках первой галереи, и дальнейших раскопок, памятник имеет не менее 5-6 строительных горизонтов энеолитической эпохи общей мощностью более четырех метров (радиоуглеродные даты колеблются в пределах 4300-3500 гг. до н.э.). Горизонты с камен­ными жилищами, вымощенным двориком и глинобитными структурами были вскрыты раскопка­ми у входа в первую галерею (раскоп 3) прямо под скальным навесом (раскопано около 85 м[2]). В задней же части обширной галереи (раскоп 1, около 40 м2) было открыто складское помещение с вкопанными сосудами для хранения пищевых запасов и круглыми глиняными структурами произ­водственного назначения, а также совершенные в них погребения черепов.

На сегодняшний день детальному технико-типологическому анализу подверглась лишь ке­рамика верхних двух энеолитических горизонтов раскопа 3, при сравнении которых наблюдается ряд характерных различий между ними.

Энеолитический слой 1 выявлен у входа в пещеру и представлен раскопанными двумя жи­лыми строениями неопределенной формы. Сохранились каменные стены одного из строений, а также глинобитный пол (согласно радиоуглеродным датам, полученным из слоя, он датируется 3500 гг. до н.э.). Керамический материал этого слоя представлен грубой средне- и толстостенной песочно-соломенной посудой (котлы, жаровни, сосуды для хранения); средне- и тонкостенной ку­хонной и парадной песочно-соломенной и соломенной посудой (стаканы, миски, горшочки и др.). Формы энеолитической керамики первого слоя Арени-1 весьма разнообразны и находят аналогии с посудой энеолитических поселений Закавказья. Это шаровидные, а также вытянутые яйцеобраз­ные крупные сосуды, лишенные горловины как таковой, грушевидные сосуды с округлым туловом и сужающейся или, наоборот, расширяющейся к закраине горловиной. Такие сосуды не имеют особо выраженного венчика, их закраина лишь слегка заострена и округлена. Днища крупных со­судов, или карасов, плоские с плавным переходом к придону (хотя иногда встречены и грубые, выделенные днища). Горшки представлены разнообразными формами: баночной, конической, би-конической, зачастую лишены горловины и имеют резко отогнутый наружу и заостренный к концу венчик (рис. 2-5). Миски, чаши и тигли имеют колоколовидную форму с расходящимися стенками, лишены венчика, переход от днища к придонной части плавный. Жаровни Ерицян Б. Г., округлой или овальной формы, их стенки ровны и невысоки со сквозными отверстиями у закраины борта.

Следует упомянуть также находку округлого сосудика (диаметром 5,4 см и высотой 5,7 см) со сливом. Подобные «чайники» известны из Тепе Гисар III[3], тепе Гавра и Арслан тепе, а отдельные части найдены и в Лайлатепе и Беюк Кесик[4]. Интересна также находка фрагмента плоского све­тильника с ручкой.

Энеолитический слой 2 открыт непосредственно под полами строений и представлен гли­нобитными структурами (радиоуглеродные даты, полученные из слоя, датируют его 3900-3800 гг. до н. э.). Керамика этого слоя преимущественно средне- и тонкостенная, в черепке имеющая примеси мелкозернистого песка и мелкой органики (шерсть, солома) и получившая хороший об­жиг. Цвет посуды - горчичный, серовато-коричневый, коричневый, черный. Большая часть этой посуды покрыта охрой. Это в основном горшки средних размеров и крупные сосуды с шароо­бразным и яйцеобразным туловом, округлыми днищами, раструбной, небольшой цилиндрической или воронкообразной горловиной, лишенной венчика. Встречаются сосуды с расположенными на плечике горизонтально поставленными дугообразными или треугольными ручками (рис. 8). Нали­чествуют также сосудики средних и малых размеров с шарообразным туловом, плавно или резко переходящим в раструбную невысокую горловину без выраженного венчика (рис.1). Интересны высококачественные миски или т.н. «бокаловидные» чаши, находящие свои аналогии в Лейлатепе, Беюк Кесик[5] и Техуте[6].

Отдельную группу посуды, обнаруженной как в первом, так и во втором слоях, представ­ляет керамика по технико-технологичеким особенностям повторяющая энеолитическую посуду, однако по формам близкая к образцам керамики Куро-Араксской культуры. Внешняя поверхность посуды имеет горчичный, бежевый, красный, розовый, серовато-коричневый, черный цвета и зача­стую покрыта как слабым, так и тщательным лощением. Это сосуды с низкой или высокой цилин­дрической горловиной и отогнутым венчиком с закраиной в виде бусины и округлым выпуклым туловом (рис. 6, 7); горшки с дугообразными ручками, являющимися продолжением венчика и сливающимися с плечиком или с горизонтальными треугольными выступами (лжеручками); по­лусферические миски с квадратной или скошенной закраиной.

Классические образцы керамики Куро-Араксской культуры происходят в основном из первого горизонта (хотя несколько экземпляров встречены и во втором слое). Такая керамика типоло­гически совпадает с посудой первой фазы Куро-Араксской культуры и находит аналогии на таких памятниках Армении как Талин[7] и Элар[8]. Керамический материал весьма фрагментарен, однако в основном представлен профилирующими черепками и отдельными частями (венчиками, горло­винами, ручками) высококачественной парадной посуды. Кухонная керамика худшего качества встречена реже. В коллекции также имеется один почти целый горшок (рис. 9). Черепок изготов­лен из просеянной, хорошо отмученной глины с небольшим добавлением мелкозернистого песка или совершенно без примесей. Большинство сосудов имеет чернолощеную (часто с серебристым отблеском), серолощеную и светло-коричеволощеную поверхность с подкладкой другого цвета.

Итак, керамика верхних двух горизонтов Арени-1 находит свои параллели среди таких позднеэнеолитических памятников региона, как Техут, Неркин Годедзор, Кюльтепе I, Лейлатепе, Ди-дубе, Бериклдееби и т.д. Ощутимые технико-типологические различия керамики этих двух, раз­ных в хронологическом отношении горизонтов позволяют говорить о возможности наличия двух фаз в позднем энеолите Южного Кавказа - ранней (4000-3700 гг. до н.э.) и поздней (3600-3500 гг. до н. э.). Более того, присутствие керамики, по технико-технологичеким особенностям повторяю­щей энеолитическую посуду, однако по формам близкой к образцам керамики Куро-Араксской культуры в обоих горизонтах (при этом в первом горизонте количество подобных образцов воз­растает), говорит в пользу местного зарождения кермики Куро-Араксской культуры из энеоли-тической. И, наконец, наличие в первом горизонте памятника классических образцов керамики Куро-Араксской культуры, совпадающей с посудой начальной фазы Куро-Араксской культуры, позволяет рассматривать ее как переходную - от позднего энеолита к эпохе ранней бронзы, имев­шую место на Южном Кавказе на рубеже второй половины IV тысячелетия до н.э.

Образцы, найденные в пещере Арени-1

 


[1] Avetisyan P., Chataigner Ch., Palumbi G., The Results of the Excavations of Nerkin Godedzor (2005-2006). Preliminary report, in: Aramazd, Volume - I -2006, Yerevan, 2006, pp.6-18;

[3]Массон В.М., Первые цивилизации, Ленинград, 1989, стр. 132-133;

[4]Нариманов И.Г., Ахундов Т.И., Алиев Н.Г., Лейлатепе, Баку, 2007, стр. 53;

[5]Нариманов И.Г., Ахундов Т. И, Алиев Н.Г., 2007, там же, стр. 51, рис. III: 2,3; X: 6; XVI: 10, 21, 24;

[6]ТоросянРМ., Раннеземледельческое поселение Техута (IV тыс. до н.э.), на арм.яз., Ереван, 1976, табл. VIII:5;

[7]Badalyan R.S., Avetisyan P. S., Bronze and Iron Age Archaeological Sites in Armenia - I. Mt.Aragats and its Surrounding Region, BAR International Series 1697, 2007, pp.242-249

[8]Ханзадян Э.В, Элар-Дарани (на арм.яз.), Ереван, 1979, таблицы V, VI.

Автор: Зардарян Д., Гаспарян Б. Республика Армения

Прокомментировать

Рубрика Археология, Этнология, Фольклористика

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.