Краткое изложение рекомендаций (цикл одиночное заключение)

При рассмотрении различных материалов и документов, представленных в настоящем сборнике, выяснился целый ряд общих моментов: а) одиночное заключение - это чрезвычайная и потенциально вредная мера; b) оно должно применяться только в самых редких и исключительных случаях; с) сроки содержания в одиночном заключении должны быть насколько возможно короткими и; d) там, где заключенных подвергают изоляции, они должны содержаться в приличных условиях и иметь доступ к значимым человеческим контактам и к содержательным занятиям. Лишения, неизбежные при содержании в условиях изоляции, не должны усугубляться дополнительными ограничениями в отношении обеспечения заключенных в камерах материалами для чтения, материалами для занятий ремеслом или хобби, личными радиоприемниками и т.д. Это может помочь смягчить вредные последствия одиночного заключения.

Очевидно также и то, что в настоящее время в обеспечиваемых международно-правовыми документами мерах предосторожности и гарантиях против ненадлежащего употребления одиночного заключения и его отрицательных последствий для здоровья имеются пробелы. Поэтому и далее необходимо развивать международные стандарты в области прав человека, основываясь на требовании Организации Объединенных Наций от 1990 г. отменить применение одиночного заключения (принцип 7 Основных принципов ООН обращения с заключенными). С этой целью 9-ого декабря 2007 года рабочая группа в составе 24 международных экспертов приняла Стамбульское заявление о применении и последствиях содержания в одиночной камере, призывающее государства ограничить применение одиночного заключения, используя его только в очень исключительных случаях, в течение минимально возможных сроков и только как последнее средство (см. приложение 2). Эксперты, международные организации и государства должны прилагать дополнительные усилия для достижения этой цели.

Конкретные рекомендации, содержащиеся в настоящем сборнике материалов, состоят в следующем:

Процедурные гарантии

  • Информируйте заключенных в письменной форме о причинах их изоляции и ее продолжительности.
  • Позвольте заключенным делать представления по своему делу во время официальных слушаний.
  • Пересматривайте на регулярной основе решение об изоляции - тщательным образом и через короткие промежутки времени.
  • Данные гарантии относятся ко всем видам одиночного заключения.

Содержание в одиночном заключении

Если одиночное заключение применяется в качестве наказания за проступки и преступления, совершенные в тюрьме, оно должно использоваться только как последнее средство и насколько возможно более короткий срок, который должен измеряться днями, а не неделями или месяцами.

Применение длительного одиночного заключения как средства управления заключенными редко бывает оправданным, да и то только в самых чрезвычайных случаях.

Лица, страдающие психическими заболеваниями, не должны содержаться в одиночном заключении, и одиночное заключение ни в коем случае не должно использоваться в качестве меры, заменяющей собой оказание соответствующей психиатрической помощи.

Применение одиночного заключения в отношении лиц, содержащихся под стражей без предъявления обвинений, а также после предъявления обвинений и до суда, должно быть строго ограничено законом, должно использоваться только в исключительных случаях, под надзором суда и насколько возможно более короткий срок, никогда не превышающий несколько дней.

Одиночное заключение никогда не должно быть бессрочным, и заключенные должны знать заранее его продолжительность.

Использование одиночного заключения как средства принуждения или 'обработки' лиц, содержащихся под стражей, в целях проведения дознания должно быть запрещено.

Физические условия и режим:

  • Обеспечьте приемлемые условия содержания (в соответствии с установленными стандартами, обсуждавшимися в главе 4) с учетом того факта, что заключенные проводят большую часть дня в своих камерах.
  • Обеспечьте заключенным доступ к общеобразовательным и рекреационным программам, а также к программам профессионального обучения.
  • Обеспечьте, чтобы эти занятия везде, где это возможно, проводились совместно с другими заключенными.
  • Позволяйте заключенным иметь в камерах материалы для чтения и для занятий ремеслом и хобби.
  • Обеспечьте, чтобы у заключенных были регулярные человеческие контакты; поощряйте неформальное общение заключенных с персоналом.
  • Разрешайте регулярные и открытые свидания заключенных с членами семьи.
  • Предоставляйте заключенным возможность контролировать в определенной степени свою повседневную жизнь и окружающую их физическую среду.
  • Применяйте прогрессивный подход.

Охрана здоровья

  • Медицинский персонал должен следовать тем же стандартам медицинского обслуживания и нормам этического поведения, которые применяются за пределами тюрьмы, в особенности это касается права на охрану здоровья, права на неприкосновенность частной жизни и на соблюдение конфиденциальности.
  • Медицинский персонал не должен участвовать в принятии решений о наложении каких бы то ни было дисциплинарных мер или в применении их.
  • Обеспечьте подготовку персонала службы режима в вопросах, касающихся психического здоровья.

ПРИЛОЖЕНИЕ 1 Избранные документы

Европейские пенитенциарные правила, Рекомендация Rec (2006)2 Комитета министров Совета Европы

43.2. Врач или подчиненная такому врачу медицинская сестра обращают особое внимание на здоровье заключенных, содержащихся в условиях одиночного содержания, ежедневно посещают их и оказывают им неотложную медицинскую помощь и лечение по просьбе таких заключенных или сотрудников пенитенциарного учреждения.
43.3. Врач докладывает директору обо всех случаях, когда предполагается, что продолжение заключения или любые условия заключения, включая условия одиночного содержания, ставят под угрозу физическое или психическое здоровье заключенного.

60.5. Одиночное заключение должно использоваться в качестве наказания только в исключительных случаях и на конкретно установленный срок, который должен быть как можно короче.

Примечание 1. При принятии этой рекомендации, в соответствие со статьей 10.2с правил процедуры при встречах заместителей министров, представитель Дании резервировал право своего правительства следовать или нет предписаниям правила 43, параграф 2, приложения к Рекомендации, придерживаясь мнения, что требование посещать ежедневно заключённых, содержащихся в условиях одиночного заключения, медицинским персоналом, вызывает серьезные этические опасения, касающиеся роли такого персонала в эффективном определении заключенных пригодными для дальнейшего одиночного заключения.

Минимальные стандартные правила ООН обращения с заключенными

(31) Телесные наказания, заключение в темной камере и жестокие, бесчеловечные или унижающие человеческое достоинство виды наказания следует запрещать в качестве наказания за дисциплинарные проступки.

(32) (1) Наказания, предусматривающие строгое заключение или сокращение питания, можно накладывать только после осмотра заключенного врачом, который должен письменно подтвердить, что заключенный способен перенести такое наказание. (2) Это же относится и к другим видам наказания, способным причинить наказуемому физический или психологический ущерб. Такие наказания не должны ни в коем случае находиться в противоречии с положениями правила 31 или же отклоняться от них.

(3) Врач обязан навещать ежедневно заключенных, подверженных таким наказаниям, и доводить свое мнение до сведения директора, если он считает необходимым прервать или изменить наказание по причинам физического или психического состояния заключенного.

Афинская клятва (Международный совет тюремной медицинской службы, 1979)

Мы, профессиональные работники здравоохранения, работающие в тюрьмах, собравшиеся 10 сентября 1979 г. в Афинах, даем торжественное обещание, в соответствии с клятвой Гиппократа, что приложим все усилия для обеспечения возможно лучшего медицинского обслуживания для всех лиц, заключенных в тюрьмах по каким бы то ни было причинам, без предрассудков и в рамках нашей профессиональной этики.

Мы признаем право заключенных получать качественную профессиональную медицинскую помощь.

Мы обязуемся:
1. Воздерживаться от санкционирования или одобрения физического наказания.
2. Воздерживаться от участия в каких бы то ни было формах пыток.
3. Не проводить никаких экспериментов с заключенными без их согласия.
4. Уважать конфиденциальность любой информации, полученной в ходе нашихпрофессиональных отношений с заключенными пациентами.
5. Что наши медицинские заключения должны основываться на нуждах наших пациентов, и иметь приоритет над другими не медицинскими факторами.

ПРИНЦИПЫ МЕДИЦИНСКОЙ ЭТИКИ, ОТНОСЯЩИЕСЯ К РОЛИ РАБОТНИКОВ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ, В ОСОБЕННОСТИ ВРАЧЕЙ, В ЗАЩИТЕ ЗАКЛЮЧЕННЫХ ИЛИ ЗАДЕРЖАННЫХ ЛИЦ ОТ ПЫТОК И ДРУГИХ ЖЕСТОКИХ, БЕСЧЕЛОВЕЧНЫХ ИЛИ УНИЖАЮЩИХ ДОСТОИНСТВО ВИДОВ ОБРАЩЕНИЯ И НАКАЗАНИЯ

Приняты резолюцией 37/194 Генеральной Ассамблеи от 18 декабря 1982 года

Принцип 1
Работники здравоохранения, в особенности врачи, обеспечивающие медицинское обслуживание заключенных или задержанных лиц, обязаны охранять их физическое и психическое здоровье и обеспечивать лечение заболеваний такого же качества и уровня, какое обеспечивается лицам, не являющимся заключенными или задержанными.

Принцип 2
Работники здравоохранения, в особенности врачи, совершают грубое нарушение медицинской этики, а также преступление, в соответствии с действующими международными документами, если они занимаются активно или пассивно действиями, которые представляют собой участие или соучастие в пытках или других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видах обращения и наказания, или подстрекательство к их совершению, или попытки совершить их. 1

Принцип 3
Работники здравоохранения, в особенности врачи, совершают нарушение медицинской этики, если они вовлечены в любые другие профессиональные отношения с заключенными или задержанными лицами, целью которых не является исключительно обследование, охрана или улучшение их физического или психического здоровья.

Принцип 4
Работники здравоохранения, в особенности врачи, совершают нарушение медицинской этики, если они:
(a) применяют свои знания и опыт для содействия проведению допроса заключенных и задержанных лиц таким образом, что это может отрицательно повлиять на физическое или
психическое здоровье или состояние таких заключенных или задержанных лиц и не согласуется с соответствующими международными документами;
(b) удостоверяют или участвуют в удостоверении того, что состояние здоровья заключенных или задержанных лиц позволяет подвергать их любой форме обращения или наказания, которое может оказать отрицательное воздействие на их физическое или психическое здоровье и которое не согласуется с соответствующими международными документами, или в любой другой форме участвуют в применении любого такого обращения или наказания, которые не согласуются с соответствующими международными документами.

Принцип 5
Участие работников здравоохранения, в особенности врачей, в любой процедуре смирительного характера в отношении заключенного или задержанного лица является нарушением медицинской этики, если только оно не продиктовано сугубо медицинскими критериями как необходимое для охраны физического или психического здоровья или безопасности самого заключенного или задержанного лица, других заключенных или задержанных лиц или персонала охраны и не создает угрозы его физическому или психическому здоровью.

Принцип 6
Не может быть никаких отклонений от вышеизложенных принципов ни на каких основаниях, включая чрезвычайное положение.
1 См. Декларацию о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (Резолюция 3452 (XXX), приложение).
2 В частности, со Всеобщей декларацией прав человека (Резолюция 217 A (III)), Международными пактами о правах человека (резолюция 2200 А (XXI), приложение), Декларацией о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (резолюция 3452 (XXX), приложение), а также Минимальными стандартными правилами обращения с заключенными (Первый Конгресс Организации Объединенных Наций по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями: доклад Секретариата (издание Организации Объединенных Наций, в продаже под N 1956.IV.4, приложение 1.A)).

Приложение 2

Стамбульское заявление о применении и последствиях содержания в одиночной камере Принято 9 декабря 2007 года на Международном симпозиуме по вопросам психологических травм, Стамбул.

Цель заявления

В последние годы мы стали свидетелями расширения масштабов применения жесткой и зачастую продолжительной практики содержания в одиночной камере в пенитенциарных системах различных стран во всем мире. Такое содержание может принимать форму несоразмерной дисциплинарной меры или, во все большем числе случаев, полного обустройства тюрем на основе модели строгой изоляции заключенных (1). Признавая, что в исключительных случаях применение содержания в одиночной камере может быть необходимым, мы считаем, что это сопряжено с большим числом проблем и представляет собой вызывающее тревогу изменение. В связи с этим мы считаем своевременным рассмотрение этой проблемы с помощью заявления экспертов о применении и последствиях содержания в одиночной камере.

Определение

Содержание в одиночной камере представляет собой физическую изоляцию лиц, которые ограничены своими камерами в течение 22-24 часов в день. Во многих странах заключенным разрешается покидать свои камеры лишь на один час для одиночных упражнений. Разумные контакты с другими людьми обычно сведены к минимуму. Такие минимальные контакты в качестве стимула имеют не только количественный, но и качественный характер. Имеющиеся стимулы и периодические социальные контакты редко выбираются свободно, как правило, являются монотонными и зачастую не носят эмоционального характера.

Обычная практика содержания в одиночной камере

Содержание в одиночной камере применяется широко в различных системах уголовного правосудия во всех странах мира при четырех обстоятельствах: либо в качестве дисциплинарного наказания осужденных заключенных; либо в целях изоляции лиц в течение ведущегося уголовного расследования; либо все чаще в качестве административного средства управления поведением конкретных групп заключенных; а также в качестве судебного приговора. Во многих странах содержание в одиночной камере также применяется в качестве замены надлежащего медицинского или психиатрического лечения лиц с психическим расстройством. Кроме того, содержание в одиночной камере во все большей степени применяется в качестве части допроса, сопряженного с принуждением, и часто является неотъемлемой частью насильственного исчезновения лиц (2) или содержания под стражей без связи с внешним миром.

Последствия содержания в одиночной камере

В многочисленных случаях было убедительно документально подтверждено, что содержание в одиночной камере может оказывать психологическое и иногда психическое воздействие (3). Проведенные исследования позволяют предположить, что от одной трети и вплоть до 90 процентов заключенных испытывают неблагоприятные симптомы, находясь в условиях содержания в одиночной камере. Документально подтвержден длинный перечень симптомов — от бессонницы и чувства смятения до галлюцинаций и психоза. Негативные последствия для здоровья могут иметь место после всего лишь нескольких дней содержания в одиночной камере, а опасность для здоровья возрастает с каждым дополнительным днем, проведенным в таких условиях. Лица могут реагировать на содержание в одиночной камере по-разному. И все же значительное число лиц будет испытывать серьезные проблемы для своего здоровья независимо от конкретных условий, срока и места содержания и ранее существовавших личных факторов. Основная вредная черта содержания в одиночной камере заключается в том, что оно сокращает разумные социальные контакты до уровня социальных и психологических стимулов, которые многие лица будут воспринимать как недостаточные для поддержания состояния здоровья и жизни.
Применение содержания в одиночной камере в тюрьмах предварительного заключения имеет еще одно вредное измерение, поскольку неблагоприятные последствия часто будут создавать фактическую ситуацию психологического давления, которое может влиять на лиц, содержащихся в предварительном заключении, с тем чтобы они признавали свою вину.

Когда элемент психологического давления используется преднамеренно в качестве части режима изоляции, такая практика становится принудительной и может быть равнозначной пыткам.

И наконец, содержание в одиночной камере в значительной степени уводит лиц из сферы надзора судов. Это может вызвать проблемы в обществе даже тех стран, которые традиционно основываются на законности. История содержания в одиночных камерах богата примерами практики злоупотреблений, развивающейся в такой обстановке. В связи с этим гарантирование прав заключенных становится сопряженным с особыми трудностями и приобретает чрезвычайное значение в случае существования режима содержания в одиночной камере.

Права человека и содержание в одиночной камере

Применение пыток и жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания абсолютно запрещено согласно нормам международного права (статья 7 Международного пакта о гражданских и политических правах и Конвенция против пыток, например). Комитет по правам человека установил, что применение содержания в одиночной камере в течение длительного периода времени может быть равнозначным нарушению статьи 7 Международного пакта о гражданских и политических правах (замечание общего порядка № 20 (1992)). Комитет против пыток делал аналогичные заявления с особой ссылкой на применение содержания в одиночной камере в течение предварительного заключения до суда. Комитет по правам ребенка, кроме того, рекомендовал, что содержание в одиночной камере не должно применяться в отношении детей (4). Принцип 7 Основных принципов обращения с заключенными Организации Объединенных Наций предусматривает, что «следует прилагать и поощрять усилия по отмене одиночного содержания в качестве наказания или по ограничению его применения». В своих решениях Комитет по правам человека ранее признавал конкретный режим изоляции нарушением и статьи 7, и статьи 10 Международного пакта о гражданских и политических правах (Кампос против Перу, решение от 9 января 1998 года).

На региональном уровне Европейский суд и бывшая Комиссия по правам человека, а также Европейский комитет по предупреждению пыток разъясняли, что применение содержания в одиночной камере может быть равнозначным нарушению статьи 3 Европейской конвенции о правах человека (т.е. представлять собой пытку, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение) в зависимости от конкретных обстоятельств и условий и продолжительности такого содержания. Было признано, что «...полная сенсорная изоляция в сочетании с полной изоляцией может разрушить личность человека и представляет собой форму бесчеловечного обращения, которая не может быть обоснована требованиями безопасности или любой иной причиной» (5). Комитет по предупреждению пыток также заявлял, что содержание в одиночной камере «может быть равнозначным бесчеловечному и унижающему достоинство обращению», и в ряде случаев подвергал критике такую практику и рекомендовал провести соответствующую реформу, т.е. либо отменить особые режимы, ограничив применение содержания под стражей в одиночной камере исключительными обстоятельствами и/или обеспечив заключенным более высокий уровень социальных контактов (6). Важное значение проведения мероприятий, позволяющих заключенным, подвергающимся различным формам режимов изоляции, общаться, к примеру, неоднократно подчеркивалось (CPT,

report on the visit to Turkey from 7 to 14 December 2005, para. 43). Кроме того, пересмотренные правила функционирования тюрем в европейских странах 2006 года прямо предусматривают, что содержание в одиночной камере должно быть исключительной мерой и, когда оно применяется, должно быть настолько коротким по времени, насколько это возможно (7).

Межамериканский суд по правам человека также заявлял, что содержание в одиночной камере в течение длительного периода времени представляет собой форму жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения, запрещенного согласно статье 5 Американской конвенции о правах человека (Castillo Petruzzi et al., judgement of 30 May 1999).

Политические последствия

Содержание в одиночной камере наносит ущерб заключенным, которые ранее не имели психического расстройства, и ведет к ухудшению состояния психического здоровья тех заключенных, которые уже психически больны. По этой причине применение содержания в одиночной камере в тюрьмах должно быть сведено к минимуму. Во всех тюремных системах в некоторых случаях применяется содержание в одиночной камере — в специальных корпусах или тюрьмах — тех лиц, которые рассматриваются как создающие угрозы для безопасности и порядка в тюрьме. Однако, независимо от конкретных обстоятельств и от того, применяется ли содержание в одиночной камере в связи с дисциплинарным или административным отделением одних заключенных от других или для предотвращения вступления в сговор лиц, содержащихся в тюрьмах предварительного заключения, необходимо прилагать усилия для повышения уровня разумных социальных контактов заключенных.

Это может быть достигнуто разными путями, например путем повышения уровня контактов между персоналом тюрьмы и заключенными, обеспечения доступа к социальной деятельности с участием других заключенных, разрешения большего числа посещений и разрешения и организации пространных бесед с психологами, психиатрами, тюремными священниками и добровольцами из местной общины. Особенно важными являются возможности для поддержания и развития связей с внешним миром, в том числе с супругами, партнерами, детьми, другими членами семьи и друзьями. Кроме того, весьма важно обеспечить заключенным, находящимся в одиночной камере, возможность заниматься разумной деятельностью в самой камере и за ее пределами. Исследование показывает, что изоляция в составе небольшой группы лиц при некоторых обстоятельствах может иметь аналогичные последствия, что и содержание в одиночной камере, и такие режимы не должны рассматриваться как надлежащая альтернатива.
Применение содержания в одиночной камере должно быть абсолютно запрещено при следующих обстоятельствах:

  • в отношении заключенных, ожидающих смертной казни, и заключенных, которые были приговорены к пожизненному заключению;
  • заключенных, страдающих психическим расстройством;
  • детей в возрасте до 18 лет.

Кроме того, когда режимы изоляции умышленно используются для оказания на заключенных психологического давления, такая практика сопряжена с принуждением и должна быть абсолютно запрещена.

В качестве общего принципа содержание в одиночной камере должно применяться только в весьма исключительных случаях, в течение настолько короткого периода времени, насколько это возможно, и только в качестве последнего средства.

  1. (1) Для целей настоящего документа термин «заключенный» используется в качестве широкой категории, охватывающей лиц, находящихся под стражей и в заключении в любой форме.
  2. (2) В Международной конвенции для защиты всех лиц от насильственных исчезновений насильственное исчезновение определяется как «... арест, задержание, похищение или лишение свободы в любой другой форме представителями государства или же лицами или группами лиц, действующим и с разрешения, при поддержке или с согласия государства, при последующем отказе признать факт лишения свободы или сокрытии данных о судьбе или местонахождении исчезнувшего лица, вследствие чего это лицо оставлено без защиты закона».
  3. (3) Результаты исследований по вопросу о последствиях содержания в одиночной камере для здоровья см. Peter Scharff Smith, "The Effects of Solitary Confinement on Prison Inmates. A Brief History and Review of the Literature", in Crime and Justice, vol. 34, 2006; Craig Haney, "Mental Health Issues in Long-Term Solitary and 'Supermax' Confinement" in Crime and Delinquency 49(1), 2003; Stuart Grassian, "Psychopathological Effects of Solitary Confinement" in American Journal of Psychiatry, vol. 140, 1983 (pp. 1450-4).
  4. (4) Заключительные замечания по третьему периодическому докладу Дании (CRC/C/DNK/CO/3), пункт 59(а)CRC/C/15/Add.273, "Denmark", 30 September 2005, para. 58 a.
  5. (5) Ramirez Sanchez v. France, Grand Chamber, 4. July 2006, para. 123.
  6. (6) Rod Morgan and Malcolm Evans "Combating torture in Europe", 2001, p. 118. См. также рекомендацию Rec(2003)23 Committee of Ministers under the European Council, para.7, 20, and 22.
  7. (7) См. recommendation Rec (2006)2 of the Committee of Ministers of the Council of Europe (Adopted by the Committee of Ministers on 11 January 2006 at the 952nd meeting of the Ministers' Deputies), para. 60.5. См. также CPT, 2nd General Report (1991), para. 56.

Члены целевой группы
Алп Айан, психиатр, Турецкий фонд прав человека
Тюрджан Байкал, доктор медицины, Турецкий фонд прав человека
Джонатан Бейнон, доктор медицины, координатор по вопросам охраны здоровья в
местах лишения свободы МККК, Швейцария*
Кароль Дромер, организация «Врачи мира»
Шебнем Корур Финджанджи, профессор, специалист в области судебной медицины, Стамбульский университет, Турция
Андрэ Готье, психолог и психоаналитик, институт ITEI-Bolivia
Инге Генефке, доктор медицины, посол Международного совета по реабилитации жертв пыток (МСРЖП), основатель МСРЖП Бернар Гранжон, организация «Врачи мира»
Бертран Гери, организация «Врачи мира»
Мелек Гёренгенли, профессор психологии, психологический факультет, Эгейский университет, Турция
Джем Каптаноглу, профессор, психиатр, университет Османгази, Турция Моника Ллойд, управление Главного инспектора тюрем, Великобритания* Лин Нгуен, клинический психолог, программа клиники Бельвю/Нью-Йоркского университета для лиц, переживших пытки
Манфред Новак, Специальный докладчик ООН по вопросу о пытках и директор института прав человека им. Людвига Больцмана
Кэрол Прендергаст, директор-распорядитель, программа клиники Бельвю/Нью-Йоркского университета для лиц, переживших пытки
Кристиан Просс, доктор медицины, Центр лечения жертв пыток, Берлин, Германия Сидсел Рогде, доктор медицины, доктор философии, профессор судебной медицины, университет Осло, Норвегия
Доган Шахин, профессор, психиатр, Стамбульский университет, Турция
Шарон Шалев, Центр криминологии им. Мангейма, Лондонская школа экономики
Питер Шарфф Смит, старший научный сотрудник, Датский институт прав человека
Алпер Теджер, психиатр, Турецкий фонд прав человека
Хюлья Юджпинар, судебный эксперт, Турецкий фонд прав человека
Вейси Улген, доктор медицины, фонд TOHAV
Мириам Верник, юрисконсульт, МСРЖП

*Выраженные здесь точки зрения являются личными мнениями и не обязательно представляют позиции организаций.

Акронимы и сокращения

BMA Британская медицинская ассоциация (БМА) CAT Комитет против пыток (КПП) CPT Комитет по предупреждению пыток (ЕКПП) CSC Центр строгого надзора
ECHR Европейская конвенция по правам человека ECtHR Европейский суд по правам человека EPR Европейские пенитенциарные правила HMCIP Главный инспектор тюрем Англии и Уэльса ICN Международный совет медицинских сестер
OPCAT Факультативный протокол к Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (ФПКПП)
SMR Минимальные стандартные правила обращения с заключенными
ООН Организация Объединенных Наций
ВОЗ Всемирная организация здравоохранения
WMA Всемирная медицинская ассоциация (ВМА)

Прокомментировать

Рубрика Лазаревские чтения

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.