Импровизация как основной принцип русского народного песнопения

Вопросы фольклора, традиции, импровизации всегда были в центре внимания известных ученых: музыковедов, филологов, исследователей-фольклористов, музыкантов-практиков. В результате изучения русского народного песнопения накоплено немало наблюдений и сделано достаточ­но много выводов в частности по вопросам импровизации.

Еще Ю. М. Мельгунов обратил внимание на то, что в русском на­родном пении «все голоса самостоятельны, все принимают одинаковое участие в целом и каждая мелодия, отдельно взятая, красивая сама по се­бе» [4, с. 14].

Ту же мысль высказал Н. Пальчиков: «... хоровое исполнение скла­дывается из разнообразного исполнения одного и того же напева разными лицами», и определил народную песню как «сумму напевов» [5, с. 5]. При этом достигается поразительная согласованность, целостность исполнения. Коллективное творчество русского народа выработало особую манеру движения голосов и подголосков, не укладывающуюся в системы, преду­смотренные классической гармонией. И в пределах этой всенародной сис­темы «подголосочной полифонии» каждый певческий коллектив, свободно импровизируя, создает свои, присущие ему варианты.

В. В. Пасхалов со всей решительностью заявляет что слушая хоровое пение крестьян, легко убедиться и в том, что в народном пении отсутству­ют присущие интеллигентским хорам недостатки. Объяснение происходя­щим в народном песнопении, но не всем понятным явлениям, достаточно просто и убедительно дала Е. А. Линева. В своей статье, предваряющей первый выпуск сборника «Великорусские песни в народной гармониза­ции» Е. А. Линева так охарактеризовала особенности народного пения: «Вся сила и красота исполнения хорошего народного хора и заключается в том, что он поет, свободно импровизируя». Линева очень точно определила сущность коллективного творчества в пении как «свободное слияние мно­гих личностей в одно целое» [3, с. 24].

Импровизация, как и традиция, была и остается важнейшим художе­ственным принципом в работе над песенным первоисточником. Как форма коллективного творчества, импровизация порождена самим образом музы­кального мышления русского народа, многовековой практикой ансамблевого пения. Вместе с тем следует подчеркнуть, что некоторые песенные жанры допускают лишь незначительную импровизацию (обрядовые, трудовые, и др.), в тоже время песни протяжно-лирического характера, просто требуют от исполнителя более широкого развитого многоголосия и украшения.

П. Г. Богатырев, рассматривая традицию и импровизацию в народ­ном творчестве, отмечает, что одним из основных признаков всех видов народного искусства - изобразительного, музыкального, хореографическо­го, словесного и драматического - является строгое следование ее творцов и исполнителей нормам традиционного стиля, идущего от отцов и дедов.

Выделяя традицию как исторически сложившиеся и передаваемые из поколения в поколение обычаи, порядки, правила поведения, элементы социального и культурного наследия и в назидание исследователям произ­ведений различных видов народного искусства П. Г. Богатырев советует учитывать, что одновременно со строгим следованиям нормам традиции одним из типичных и основных признаков всех видов народного искусства является импровизация их творцов-исполнителей.

Импровизацию (от лат. impovisus - неожиданность) он рассматрива­ет как особый вид творчества, при котором произведение создается или изменяется в процессе его исполнения без предварительной подготовки на основе установившейся темы.

Далее он отмечает, что особенно ярко проявляется тесная связь обя­зательного следованиям нормам традиции с ярко выраженным импровиза­ционным началом в тех видах народного искусства, в которых создание произведения органически связано с исполнительством (песенное и инст­рументальное исполнение, исполнение танцев и плясок, а также всякого рода словесных произведений: рассказывание сказок, анекдотов и т. п., на­конец разыгрывание драм и драматических действ).

В своей работе «Вопросы теории искусства П. Г. Богатырев выделяет следующие виды импровизации:

  • Принудительная импровизация возникает, когда песенник забывает мелодию, должен вместо забытой создать свою; когда исполнителю при­ходится изменять мелодию в зависимости от диапазона своего голоса; ко­гда певец вынужден вводить в песню новые слова, фразы или даже созда­вать новые тексты (например, в величальные песни вставляются различные имена, в похоронные причитания вносятся воспоминания о покойнике).
  • Преднамеренная импровизация зависит всецело или главным обра­зом от намерения исполнителя, когда исполнители осознают необходи­мость, обязательность импровизации, когда исполнитель в процессе твор­чества сознательно хочет украсить произведение, не только на основе за­данных им вариаций, но и от большого запаса традиционных вокальных музыкальных вариаций, которые, он каждый раз выбирает по своему вку­су. Часто в таких случаях большую роль играют и природно-наследственные задатки исполнителя.
  • Подготовленная импровизация - когда исполнитель использует при исполнении уже заученный или заранее подготовленный им поэтический или мелодический варианты.
  • Неподготовленная импровизация - когда внутреннее состояние ис­полнителя толкает его на что-то новое, никогда до этого не применяемое [1].

Один из известных музыковедов-фольклористов Ф. А. Рубцов пишет «На стороне народных исполнителей всегда останется преимущество, ко­торое мы можем приобрести только огромной работой над собой. Для то­го, чтобы нам петь хорошо народные песни, нужно знать их и работать над ними не только теоретически, а петь их, петь и петь. Нам нужно учиться их импровизировать» [6, с. 194].

Обращаясь к современникам, обобщая опыт наших предшественни­ков - исследователей русской народной песни, следует утверждать, что творческая импровизация лежит в основе русского народного многоголо­сия. Она была и остается важнейшим художественным принципом русско­го народного песнопения. Стремление к творческой импровизации с раз­ным талантом и инициативой, проявляющаяся у отдельных певцов, есть драгоценное качество народных певческих коллективов. Именно это каче­ство делает певческий коллектив подлинно творческим, способным худо­жественно обогатить музыкальный образ песни.

Импровизация как творческий метод порождена и самим образом музыкального мышления русского народа, многовековой практикой на­родного хорового пения без сопровождения. Она отвечает его сознанию, стремлению к богатству содержания и формы и песенному творчеству. Из­вестно, какие изумительные народно-песенные образцы создало мастерст­во лучших народных импровизаторов, какие глубокие традиции оно оста­вило в народно-песенном исполнительстве. Нам, современникам, пред­ставляется, что не только можно, но и должно сохранять импровизационность при исполнении народных песен, избегая при этом случайностей, которые могли бы привести к нежелательным результатам.

Анализируя деятельность певческого коллектива «Центр музыкаль­ного фольклора» ГОУ СПО «Челябинский колледж культуры», который длительное время занимается изучением вопросов песенной импровиза­ции, следует подвести некоторые итоги и дать ряд полезных советов:

  1. Наличие высокопрофессионального руководителя, нацеленного на возрождение традиции песенной импровизации.
  2. Наличие двух-трех участников, владеющих элементарными навы­ками песенной импровизации.
  3. Взятая в работу песня должна нести в себе импровизационное начало.
  4. Знание элементарных импровизационных приемов (октавное уд­воение, секундовое, терцовое опевание опорного тона снизу и сверху, постепенное и противоположное движение голосов и др.).
  5. Знание основных этапов процесса импровизации (закрепление ос­новного напева первоисточника, определение (вторы) подголоска к основ­ному напеву, построение «баска» - нижнего голоса).

Это теоретические вопросы, которые смогут подсказать, как учить импровизации. Главный секрет в этом - слушать, слушать и еще раз слу­шать тех, кто умеет это делать!

В заключении правомерно процитировать достаточно убедительные слова известного, в свое время, оперного певца П. И. Богатырева: «..дабы понять силу и мощь русской песни, мало видеть записанные ноты, - ее на­до слышать, да не в исполнении хора певчих под управлением дирижера. Они могут петь и стройно и с оттенками, но это не будет песня - будет хо­ровое исполнение нот русской песни. Будут три лошади, но не будет трой­ки. Чтобы петь по-настоящему русскую песню, надо иметь одну с ней ду­шу, одним воздухом дышать - тогда польется песня широкой волной, не стесняемая ничем.» [2, с. 190-191].

  1. Богатырев, П. Г. Вопросы теории народного искусства / П. Г. Богатырев. - М.: Искусство, 1971. - 525 с.
  2. Кузнецов, Е. Из прошлого русской эстрады / Е. Кузнецов. - М.: Искусство, 1958. - С. 190-191.
  3. Линева, Е. Великорусские песни в народной гармонизации. Вып. I / Е. Линева. -СПб., 1904. - С. 24
  4. Мельгунов, Ю. Н. Русские песни, непосредственно с голосов народа записанные. Вып. I / Ю. Н. Мельгунов. - М., 1879. - С. 14.
  5. Пальчиков, Н. Крестьянские песни села Николаевка Мезелинского уезда Уфимской губернии / Н. Пальчиков. - М., 1888. - С. 5.
  6. Рубцов, Ф. А. Статьи по музыкальному фольклору / Ф. А. Рубцов. - Л.; М.: Совет. композитор, 1973. - С. 194.

Источник: Пятые Лазаревские чтения: «Лики традиционной культуры»: материалы междунар. науч. конф. Челябинск, 25–26 февр. 2011 г.: в 2 ч. / Челяб. гос. акад. культуры и искусств; ред. проф. Н. Г. Апухтина. – Челя-бинск, 2011. – Ч. II. – 350 с.

Автор: Глинкин А. В.

Прокомментировать

Рубрика Лазаревские чтения

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.