Теория доказательств нуждается в переосмыслении

На сегодняшний день о рациональности уголовного судопроизводства написано много работ [1, 2, 3]. Но на законодательном уровне пока ничего так и не поменялось. Вместе с тем изменение процессуального порядка рассмотрения сообщения о преступлении, расширение перечня следственных действий, реформирование органов предварительного расследования порождают: во-первых, необходимость переосмысления теории доказательств; во-вторых, определяют значимость разработки новых правил доказательственного права.

Рассмотрим проблемы доказательственного права при расследовании самых распространенных преступлений, отнесенных к подследственности органов внутренних дел, - незаконного оборота наркотических средств на двух примерах: 1) лицо задержано с наркотическим средством (удельный вес в общей структуре преступности по г. Санкт-Петербургу преступлений данной категории 23,2 %; выявляемых сотрудниками органов внутренних дел - 84,9 %.); и 2) лицо задержано при попытке сбыта наркотического средства в ходе оперативно-розыскных мероприятий (удельный вес сбыта наркотических средств и психотропных веществ среди преступлений, выявляемых органами внутренних дел составил 56 %.) [4].

При фиксации обстоятельств по первому примеру деятельность правоохранительных органов строится исключительно в зависимости от массы обнаруженного и изъятого наркотического средства, а именно: менее значительного, значительного, крупного, особо крупного.

Если масса изъятого будет меньше значительного размера, то деяние является административно-наказуемым, влекущим ответственность по ст. 6.8 Кодекса об административных нарушениях РФ (далее КоАП РФ). Суду при таком задержании достаточно следующих доказательств, позволяющих прийти к выводу о виновности: протокола об административном правонарушении; протокола личного досмотра; рапорта сотрудников полиции, осуществивших доставление; объяснения лица, доставленного для досмотра; заключения эксперта с выводом о принадлежности изъятого вещества к наркотическим средствам, вещественное доказательство (главы 26, 27 КоАП РФ).

Ситуация кардинально меняется при увеличении массы вещества. При значительном размере в действиях лица содержатся признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ, которое относится к подследственности дознавателей. То есть, сотрудник полиции передает полученные при доставлении и изъятии материалы не в суд, а дознавателю для решения вопроса о возбуждении уголовного дела (п. 1 ч. 3 ст. 150 УПК РФ). Дознаватель, в свою очередь, обязан осуществить расследование, собрав доказательства: допросив осуществивших доставление и личный досмотр сотрудников полиции в качестве свидетелей; понятых, присутствующих при изъятии; назначив судебную экспертизу по уже исследованному изъятому веществу; избрав в отношении доставленного лица меру пресечения; приобщив и осмотрев в качестве вещественного доказательства полученное от экспертов исследованное вещество, и сдав его на хранение в соответствующее учреждение (хотя для признания вещественным доказательством в рамках административного производства достаточно было сделать соответствующую запись в протоколе административного нарушения); собрав характеризующие данные на подозреваемого, а в завершении - составив обвинительный акт. По сути, дознаватель лишь преобразовал имеющийся материал, собранный в рамках задержания, в доказательства по уголовному делу, не выявив ничего нового.

Как не парадоксально, но еще большая сумма Государственного бюджета и еще больше времени на расследование будет затрачено при изъятии наркотического средства в крупном и особо крупном размере, потому что это уже подследственность следователя. Данное преступление расследуется в форме предварительного следствия, которое тоже ограничится преобразованием полученных сотрудниками полиции материалов в доказательства, но уже на протяжении двух месяцев (п. 3 ч. 2 ст. 151 УПК РФ).

Второй пример. Сбыт наркотических средств (ст. 228.1 УК РФ) относится к подследственности следователей, то есть производство предварительного следствия по данной категории уголовных дел обязательно.

Посмотрим на доказательственную базу. Сбыт наркотических средств возможно доказать лишь путем проведения оперативно-розыскного мероприятия - проверочная закупка, по результатам которой следователю представляются следующие материалы: постановление о предоставлении результатов оперативно-розыскных мероприятий; рапорта сотрудников; протоколы личных досмотров «покупателя» и сбытчика; акты применения технических средств фиксации; объяснения участвующих в оперативно-розыскном мероприятии лиц; документы об использовании химических веществ или ксерокопии денежных средств, переданных для «сделки»; изъятые денежные средства; изъятое вещество; результаты исследования изъятого вещества, свидетельствующего о его принадлежности к наркотическим средствам; иные документы, исходя из обстоятельств захвата, доставления. Вся деятельность, направленная на изобличение и раскрытие данного преступления регламентируется Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» и ведомственными нормативно-правовыми актами.

После получения таких материалов, следователь обязан (по действующему законодательству) осуществить их легализацию. Так как следователь не имеет права и соответствующего допуска для ознакомления с оперативными делами, то он ограничен представленными органом дознания материалами. Поэтому легализация заключается в том, что лица, участвующие в оперативно-розыскном мероприятии, и сообщившие оперативно-значимую информацию на объяснение, должны быть допрошены по правилам, предусмотренным УПК РФ; по изъятому веществу необходимо провести судебные экспертизы, то есть перепроверить изначально сделанный вывод компетентного лица; предъявить обвинение и избрать меру пресечения, допросить обвиняемого; если не были применены меры безопасности к участникам, в частности «покупателя», решить вопрос об их применении. Личность виновного по такой категории уголовных дел изначально установлена, так как лицо попало в сферу интересов оперативных подразделений, т. е. следователь опять выступил лишь в качестве преобразователя и его деятельность, по сути, заключилась в проверке законности действий сотрудников оперативных подразделений, действующих в рамках своих дел, в соответствии с законодательством об оперативно-розыскной деятельности.

Кто-то скажет, что столь тщательная проверка результатов оперативно-розыскной деятельности направлена на защиту прав виновного. Такое суждение верно лишь по преступлениям, требующим установления и доказывания иных обстоятельств, не связанных непосредственно с фактом задержания при проверочной закупки; изначальное сомнение в законности результатов - работа с нарушением правил подследственности.

Изменение правил использования и легализации в качестве доказательств документов, составленных сотрудниками правоохранительных органов в рамках должностных обязанностей будет иметь положительный результат. Так как: во-первых, следователь все равно не проверит законность оснований и условий, побудивших сотрудников завести дело оперативного учета; во-вторых, все документы, передаваемые в уголовное судопроизводство проверяются начальником оперативного подразделения, осуществившего оперативно-розыскное мероприятие, и принявшем решение о рассекречивании соответствующего объема оперативной информации; в-третьих, деятельность сотрудников оперативных подразделений находится под соответствующим надзором прокурора. Этот надзор носит не эпизодический, а постоянный характер; в-четвертых, если лицо считает, что действия сотрудников оперативных подразделений незаконны, он имеет право обжалования в суд, который, разрешая жалобу, может затребовать соответствующие дела оперативного учета. То есть, случаи нарушения законности при проведении оперативно-розыскной деятельности выявляются не следователем, а иными участниками не в рамках уголовного процесса, а в рамках секретного делопроизводства соответствующего вида государственной деятельности.

Таким образом, следователь и дознаватель, получая материал из органа дознания, сегодня выполняют не свойственную им функцию контроля, проверяя документы, имеющие юридическое значение. Результат - необоснованная трата денежных средств Государственного бюджета и формальное дублирование работы, ведущее к несвоевременному привлечению виновных к уголовной ответственности.

Список использованных источников:

  1. Бажанов С.В. Стоимость уголовного процесса: Дис. ... докт. юрид. наук. - Н. Новгород. - 2002.
  2. Оспанов С.Д. Концептуальная детерминированность реализации принципа процессуальной экономии в уголовном судопроизводстве // Предупреждение преступности. - 2002. - № 1(3). - С. 17-18.
  3. Поляков М.П., Смолин А.Ю. Принцип процессуальной экономии в уголовном судопроизводстве: Монография - Н. Новгород: Нижегородская академия МВД России. - 2011.
  4. Состояние преступности в России за январь-декабрь 2012 г. - М.: ФКУ «Главный информационно-аналитический центр» МВД РФ [Электронный ресурс] / http://mvd. ru/upload/site1/document_file/vlXMMRlab8.pdf.

Автор: Чабукиани О.А., кандидат юридических наук, доцент, Санкт-Петербургский университет МВД России

Прокомментировать

Рубрика Законодательство

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.