И быть смешным, себя не унижая

Дураков кругом - плюнуть некуда. А вот попробуй сыграй дурака в театре - тут талант нужен!

На сцене - толпа актеров. Шикарные девочки с ногами от шеи, импозантные мужчины, длинноволосый актер с усталым лицом: "По всей горе розово цвели абрикосы..." Но меня почему-то совсем не волнует то, что смутно видится через ажур кофточки. Я смотрю на человека в дурацкой шинели и нелепой бескозырке и с физиономией полного идиота. Он стоит навытяжку перед начальством, по-военному отдает честь, презрительно косит взглядом в сторону корешей - вокзальных носильщиков: "Мужичье-е!" И все!

Актерское амплуа, словно железная маска: привыкнув к ней, никто не хочет видеть истинного лица. Слезы комика раздражают: "Смейся, паяц!" Зритель желает видеть актера таким, какой он есть на сцене. Перед встречей с Овиновым я настраивался на веселенькое интервью: "Кок ты объяснялся в любви?" (Наверное, это выглядело забавно, а?), "Не забирали ли тебя в вытрезвитель?" (С физиономией, которую Сергей изображает на сцене, перед милицией появляться опасно - трезвого загребут!) Думалось, что в жизни Овинов этакий весельчак-простачок... Все оказалось не так.

- Недавно я побывал на конкурсных экзаменах в молодежную студию "Манекена". Смотрю - пришли этакие раскованные мальчики: "Да мы, в натуре, ребята южноуральского проката". А начнет такой что-нибудь читать, сразу ясно - "нулевик" полный. Я, наверное, в их возрасте пришел бы в театр на полусогнутых... Здесь же стоит юноша и несколько свысока вещает: "Прочитал объявление, дай, думаю, запишусь. Времени свободного много..." Каким был ты...
- Двенадцать лет назад? Я знал о театре все, я на все спектакли ходил. "Манекен" давал спектакли в тысячных залах, и молодежь дубовые двери с петель сносила. Попроситься в такой театр? Страшно подумать!

Что я умел? На студенческих капустниках мы славно хохмили. Смотры художественной самодеятельности проходили "на ура" - народ балдел! Помню, наш сракультет начинал выступать в двенадцатом часу ночи -- никто не расходился. Выпендривались, как могли - народ в лежку! Но хохмач еще не актер... На институтском конкурсе чтецов занял третье место. Режиссер Александр Мордасов на меня обратил внимание и предложил зайти в "Манекен". Перед входом в театр горел фонарь. Стою я перед ним и порог перешагнуть не решаюсь. Тут как на грех является актриса: "Вы к нам?" Прикидываюсь дураком: "Да нет,- говорю,- думал, что здесь в подвале - общественный туалет..." Она меня за руку -и туда... Так и влип. Сломал, можно сказать, всю свою жизнь.- И все-таки твое амплуа - комик?Я и Что До,- Как сказать..сыграл-то всего ничего, касается амплуа... наверное, комик...- А в жизни?- Человек, который постоянно старается смешить других, как. правило,пустой, недалекий. Люблю, правда, иногда подыгрывать дуракам, если сильнодостают. Недавно видел по телевидению концерт Михаила Задорнова. Какой-то тип из зала задает дурацкий вопрос. Задорнов отвечает, что таких надос собой на гастроли брать и еще приплачивать за такие вопросы. Зал смеется, но тот тип не понимает. Ирония - убийственная штука, но это -высший пилотаж.- Знавал я одного актера (не челябинского), тот постоянно "вживалсяв образ": по квартире ходил в парике -"Я Бетховен!" А то беспрестаннокартавил - Лениным прикидывался. Нужен ли актеру такой тренинг?- Актерство - ремесло, как и любое другое. Есть такое понятие -школа Однако можно освоить какие-то элементы, как в теннисе: подача справа, подача слева, но настоящим актером не стать. Надо уметь жить насцене. Саша Березин может в антракте анекдот рассказать, похохмить, азаглянешь в глаза - он весь там, в "Трех сестрах"... Тренинг - это вся жизнь.- И все-таки... Всякое ремесло состоит из какихто приемов. Простиза дурацкий вопрос: ты отрабатываешь какие-то жесты перед зеркалом? - Я в зеркало на себя смотреть не люблю. И вообще не люблюсмотреть на себя со стороны. "Коломбину" засняли на видео, я на просмотрене выдержал - ушел.- Я видел, как стремились молодые ребята попасть в театр. Но ужепосле нескольких репетиций некоторые ушли из "Минекена".

- Слава богу, если человек вовремя понял, что он "не тянет". Нам когда-то говорили: "Если это не ваше, уходите, пока вас не жалко - за годы люди срастаются, рвать с коллективом будет намного больнее". Отбор в театр был жесткий. Если через три года студиец получал роль в массовке, значит, подает надежды. А если еще и со словами (!) - вовсе талант! Если мне чего-то удалось достичь, то, наверное, потому, что люблю учиться. Здесь, в "Манекене" (Сергей работает главным инженером) стал неплохим
сантехником, штукатуром, маляром, электриком. Автослесарь я неплохой. Искусство искусством, но когда трубы текут, приходится рукава закатывать.
Это проза.
- Ты сказал, что тебе театр жизнь сломал.
- Вся моя жизнь в театре и происходит. Чувствую себя виноватым перед семьей. Иногда говорю себе: "Точка! Сегодня ты идешь гулять с дочерью, работа подождет!" Что ж, такова судьба. Вот и жену свою в театре встретил, она занималась тогда в студии. Иначе, наверное, быть не могло - я постоянно здесь, в этих стенах.
- Сейчас всякий театр насквозь политизирован. Неужели не надоело обличать?
- Это проходит. Действительно, сколько можно ругать систему? Я думаю, в центре внимания был, есть и остается человек. Почему вся страна сходила с ума от фильма "Богатые тоже плачут"? Да потому, что там есть любовь, ревность, измена (другое дело, как все это сыграно) - все то, что
волнует всегда. Это - вечное.

Прокомментировать

Рубрика Челябинск

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *